Глухов - гетманская столица. Тысяча лет истории.
http://hlukhiv.com.ua/search/

Торжество в Глинской пустыне — жития старцев

 (Просмотров3209 | Комментариев0) Версия для печати
Автор:  

Схиархимандрит Серафим (Романцов) (1885-1976)

Великий Глинский старец схиархимандрит Серафим (в миру Иван Романович Романцов) родился 28 июня 1885 г. в деревне Воронок Крупецкой волости Курской губернии в семье крестьянина. О жизни его сохранилось совсем немного сведений, так как "старец о себе ничего не говорил по своей скромности". Окончил церковно-приходскую школу. В августе 1910 г. после смерти родителей, Иван поступил в Глинскую пустыни. Сначала он был определен на послушание при хлебне, а через год — при бондарне. В 1914 г. он был взят в армию и участвовал в первой мировой войне, в 1916 г. был ранен и после выздоровления возвратился в обитель. В 1919 г. Иван Романцов принял монашеский постриг с именем Ювеналий. В 1920 г. монах Ювеналий был рукоположен во иеродиакона епископом Рыльским Павлином.

После закрытия Глинской пустыни в 1922 г. о. Ювеналий поселился в Драндском Успенском монастыре (Сухумская епархия), где в 1926 г. епископом Никоном был рукоположен во иеромонаха и пострижен в схиму с именем Серафим. В 1928 г. был закрыт и Драндский монастырь. До 1930 г. о. Серафим жил в окрестностях Алма-Аты и работал сторожем на пасеке. В 1930 г. он был арестован и выслан на строительство Беломорканала.

С 1934 по 1946 г. о. Серафим жил в Киргизии — сначала в Токтогуле, затем в Таш-Кумыре. Летом он уходил высоко в горы, где к большому камню была пристроена плетеная хижина, внутри нее было лишь плетеное сиденье из лозы и каменный выступ вместо стола. Зимой о. Серафим жил в одной благочестивой семье, много ему помогавшей. По ночам совершал он богослужения, исповедовал и причащал, проповедовал, давал душеспасительные наставления и всех приходивших к нему обращал на путь спасения. В 1946—1947 гг. о. Серафим жил в Ташкенте, где был духовником при кафедральном соборе.

30 декабря 1947 г. он вернулся в Глинскую пустынь, а в 1948 г., видя духовную опытность и совершенство его монашеского подвига, архимандрит Серафим (Амелин) назначил иеросхимонаха Серафима на должность духовника.

Это был духовник опытнейший, знаток сокровенных движений человеческого сердца, обладатель духовных сокровищ, которые он приобрел долгим многотрудным подвигом. Особым духовным даром старца было умение принимать исповедь, вызывать людей на полную откровенность. Наделенный духовным рассуждением, о. Серафим всякому приходящему к нему давал наставления. С собой отеческой любовью принимал он тех, кого терзали горести, печали, уныние, кто не знал, каким путем идти в жизни. Принимал и тех, кто был обуреваем сомнениями и жил вне спасительной ограды Православной Церкви. Отец Серафим выслушивал все скорби и тотчас залечивал раны душевные, давал нужные советы. Утешение, успокоение и отраду вливали в души скорбящих наставления и молитвы любвеобильного старца. Его беседы, преисполненные истинного смирения, согревали охладевшие сердца людей, открывали им душевные очи, просвещали разум, приводили к раскаянию, душевному миру и духовному возрождению.

Отец Серафим умел дать почувствовать, что земная жизнь — это лишь подвиг временного странствования на пути к вечной жизни; он призывал людей к жизни христианской, совершенной, возвышенной. Все его наставления имели своей целью святость в смысле отрешенности от всего мирского, земного, льстящего греховному человеческому разуму. Каждого призывал он стяжать в душе дары Духа Святого. К нему могут быть приложимы слова Христа Спасителя: "Иже сотворит и научит, сей велий наречется в Царствии Небесном" (Мф. 5, 19). Пастырство о. Серафима было многогранно. К нему обращались люди с самыми разными судьбами и характерами, устремлявшиеся в Глинскую пустынь со всех концов страны. Он вникал во все тайники их сердец, своими мудрыми советами умел вовремя и правильно дать каждой душе единственно верное направление, ведущее ко спасению. Советы о. Серафима имели огромный вес, так как он соблюдал сам в своей жизни то, чему учил других. Все, что говорил старец, было основано на Священном Писании и святоотеческих творениях. Особенно пристальное внимание обращал старец на душевные страсти, учил всех следить за ними, не действовать по их внушению, а, призывая помощь Божию, противоборствовать им. Он учил не оправдывать себя, а осознавать грехи и полагать твердое намерение исправиться.

Смирение же самого старца было изумительно. Он никогда ничего не приписывал своим личным дарованиям, не считал себя никаким особым молитвенником, а, наоборот, смирял себя в своих собственных глазах и глазах тех, кто к нему обращался. Но смирение сочеталось в нем с ревностью о спасении душ пасомых. Поэтому на исповеди он мог быть и строгим, когда требовалось, обличал прямо и смело.

День старца начинался с двух часов ночи, когда он исполнял свое келейное правило, затем неопустительно бывал на богослужении, после которого всего себя отдавал на служение ближним: принимал богомольцев, распределял их на жительство в пустыни, исповедовал, решал все возникавшие вопросы, и так до позднего вечера. Ночью отвечал на письма. Переписывал сам, и духовных детей благословлял переписывать отрывки из творений святых отцов, которые потом рассылал. Времени на отдых у о. Серафима оставалось совсем мало, но даже и это время он использовал для молитвы о своих пасомых. Любовь побуждала его самоотверженно заботиться о каждой душе. Это был великий угодник Божий и истинный пастырь, в жизни которого действие Божественной благодати сочеталось с большим личным трудом, непрестанным контролем над собой, духовным бодрствованием и молитвенным подвигом. Поистине это был спутник, который сопровождал людей в Царство Небесное. За советами к нему обращались не только миряне и монахи, но и архиереи, видя в нем не плотского человека, а мужа духовного. Святейший Патриарх Алексий I лично знал о. Серафима, неоднократно принимал его и беседовал с ним как о духовных предметах, так и о нуждах обители.

За усердие и примерные труды на пользу Церкви Божией Святейшим Патриархом Алексием 1 в 1954 и 1957 гг. о. Серафим был награжден наперсным крестом, в 1960 г. — возведен в сан игумена.

После закрытия Глинской пустыни схиигумен Серафим переехал в Сухуми, где продолжал свои старческие труды, будучи духовником кафедрального собора. И сюда к нему стекалось множество богомольцев. До конца жизни о. Серафим сохранил бодрость духа и ясность ума, крепкую веру в Бога и глубокую молитвенность. Он имел дар непрестанно умной молитвы Иисусовой.

18 декабря 1975 г., во время всенощного бдения в канун праздника Святителя Николая, о. Серафим почувствовал себя плохо. Он слег в постель. Все время старец читал вслух молитву Иисусову, а когда уставал, то просил других продолжать ее чтение. В течение двух недель он ежедневно причащался Святых Христовых Тайн. Будучи в полном сознании, старец сподобился увидеть многих своих братии по духу, которые, по его словам, пели стихиру Божией Матери "Совет Превечный". И затем слабым голосом старец сам запел: "Вкусите и видите, яко благ Господь. Аллилуйя". После видения он сказал: "О чем я молился всю жизнь и чего искал, то открылось сейчас в моем сердце; моя душа исполнилась благодати настолько, что не могу ее даже вместить". И далее сказал: "Теперь я буду умирать". 31 декабря старец закрыл глаза и уже ни с кем не говорил.

1 января 1976 г. благодатный старец мирно предал дух свой Богу.

Для многих православных была очень ощутима потеря о. Серафима. Но они утешались мыслью, что он не умер, а лишь отошел в тот мир, о котором тайнозритель говорил: "Блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними" (Откр. 14, 13).



Схиархимандрит Андроник (Лукаш) (1880-1974)

Схиархимандрит Андроник (в миру Алексей Андреевич Лукаш), маститый старец, великий молитвенник и смиренный труженик на ниве Христовой, родился 12 февраля 1889 г. в селе Лупа Роменского уезда Полтавской губернии в семье крестьянина Андрея и его жены Акилины. Начальное образование получил в сельской церковно-приходской школе. В 1895 г., желая всецело посвятить свою жизнь Богу, Алексей приехал в Глинскую пустынь и попросил настоятеля схиархимандрита Иоанникия (Гомолко) принять его в обитель. Строгий, умный отец Иоанникий, проверяя решимость юноши, спросил: «Ты такой молодой, а послушания у нас тяжелые… Как будешь жить?». Но, видя непоколебимое стремление Алексея к иноческой жизни, принял его в состав братства.

В 1915 г. Алексея призвали в армию. Сначала он служил в Перми, но вскоре был переведен на фронт, где попал в плен к австрийцам и пробыл в Австрии три с половиной года. Пленных почти не кормили, работу давали самую трудную. Многие пленные умерли. Но Алексей усиленно молился и принимал все скорби как от руки Божией. От такого внутреннего устроения в душе его постоянно сохранялся мир. После окончания войны в 1918 г. он вернулся в обитель, где сначала проходил послушание на монастырской мельнице, а затем был определен на должность эконома. 11 июня 1920 г. был пострижен в рясофор, а в 1921 г. — принял монашеский постриг с именем Андроник. После закрытия монастыря он работал на мельнице в г. Путивле. Своей строгой иноческой жизнью и беспрекословным послушанием монах Андроник обратил на себя внимание епископа Павлина (Крошечкина), Курского викария, который взял его к себе в келейники и в 1922 г. рукоположил во иеродиакона. Затем о. Андроник был арестован и сослан, но по амнистии вернулся из ссылки раньше срока и по-прежнему был келейником у епископа Павлина, который в 1926 г. в Московском храме Воскресения в Сокольниках (к этому времени преосвященный Павлин был назначен епископом Можайским, викарием Московской епархии) рукоположил его в сан иеромонаха. Через год, когда о. Андроник сильно заболел, он был пострижен в схиму с оставлением имени Андроник (в честь преподобного Андроника, память 26 (13) июня). В июле 1930 года отец Андроник в г. Калуге был арестован и осужден на 5 лет лишения свободы по статье 58-10 и выслан в г. Мариинск. В ссылке о. Андроник служил санитаром в тюремной больнице. Он ухаживал за больными с искренними состраданием и любовью, сам мыл их. Все его любили, а сосланные узбеки даже звали «мамой». Однажды в больницу привезли умершего епископа Иринарха (Синькова). Отец Андроник обмыл его и упросил врача, чтобы тот отдал для погребения епископа большой гроб, который несколько лет стоял в больнице, потом застелил гроб белой простыней, из полотенца сделал омофор, надел на епископа свою шапку и в руки дал четки. Отец Андроник написал епископу Павлину, что Господь сподобил его похоронить епископа Иринарха. В 1936 г. он был награжден за это золотым наперсным крестом Патриаршим местоблюстителем блаженнейшим митрополитом Сергием.

В 1939 году о. Андроник во второй раз был осужден и сослан на Колыму. Сначала его одиннадцать месяцев держали в тюрьме, где каждую ночь вызывали на допросы и принуждали оклеветать епископа Павлина, но старец молчал. В тюремной камере о. Андронику было явление некоей Жены, Которую он принял за свою мать, обратившуюся к страждущему исповеднику со словами ободрения и утешения. И лишь потом о. Андроник понял, что его мать, украинка, никогда не говорила так чисто по-русски, как эта Жена, и понял, что ему являлась Божия Матерь.

Отбыв срок, 28 сентября 1948 г. о. Андроник вернулся в Глинскую пустынь. Видя высокоподвижническую жизнь о. Андроника, епископ Сумской и Ахтырский Иларион в апреле 1949 г. назначил его благочинным и ризничным монастыря. Как благочинный, он должен был следить за всем в обители, собирать братию на общие послушания (сенокос, заготовку дров, работы на огороде и др.), на которых всегда сам был первым. Во всех делах о. Андроник был энергичен и бодр, так что слово его, живое, задушевное, ясное, подбадривало и всех окружающих. Работать с ним было легко и радостно.

Душа о. Андроника, очищенная многими скорбями, была преисполнена благодатных даров Святого Духа. Эта духоносность и привлекала людей к старцу. Великодушно претерпев все страдания, он делом исполнил заповедь: «Любите врагов ваших» и стяжал в своем сердце величайший дар благодати Божией — христианскую любовь к ближнему. Для него не было «врагов» и «чужих». Смирение и кротость безраздельно царили в его душе, даже ходил старец всегда смиренно согнувшись.

В его послужном списке было сказано: «Отец Андроник отличается особым смирением, кротостью и трудолюбием; послушлив, любвеобилен». Вначале братия обращались к нему лишь по делам послушаний, но, чувствуя его горячую, искреннюю, снисходительную ко всем человеческим немощам любовь и духовную опытность, стали поверять ему свою душу. После беседы со старцем, его молитв тихое и благодатное утешение наполняло их сердце. В короткое время он снискал такое доверие, что стал братским духовником.

После закрытия обители в 1961 г. о. Андроник переселился в Тбилиси под непосредственное попечение бывшего начальника Глинской пустыни митрополита Тетрицкаройского Зиновия (Мажуги), который очень любил и почитал старца. В Грузии о. Андроник продолжил свое старческое служение. Он совершал богослужения и исповедовал в храме святого Александра Невского — кафедральном храме владыки Зиновия. Сюда, как раньше в Глинскую пустынь, со всех концов страны устремились к нему ищущие спасения. Поистине, старец был вождь духовный. Вся его жизнь была направлена к одной цели — спасению своей души и душ ближних. Своим благодатным словом он врачевал язвы страждущих, утешал любовью и участием, разделял скорбь и горе, давал отраду и духовную поддержку. По его молитвам врачевались не только духовные раны, но и болезни телесные. В 1963 г. по благословению Святейшего Патриарха Алексия I митрополит Зиновий возвел о. Андроника в сан архимандрита.

Достигнув преклонного возраста, схиархимандрит Андроник почувствовал, что приближается переход его в иной мир, к чему он готовился всю свою жизнь бдением, пощением и молитвой. Силы старца слабели, и 21 марта 1978 года, в четверг, в начале шестого часа утра он в мирной и безболезненной кончине предал дух свой Богу.

Могилу старца посетил Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Давид V, который, обращаясь к о. Андронику, положил на его могилу красное яйцо и сказал: «Отец Андроник! Христос воскрес! Мы знаем, что ты теперь в Царстве Небесном. Что отличало тебя в этой жизни? Ты не имел врагов, и потому все любили тебя. Ко всем открыто было твое любящее сердце. Молись за нас, чтобы и нам разделить радость твоего блаженства». Память об о. Андронике будет всегда жить в сердцах многих людей. Он поистине «подвигом добрым подвизался, течение совершил, веру сохранил, а теперь ему готовится венец правды, который даст Господь, Праведный Судия в день оный» (2 Тим. 4, 7—8).



Схимитрополит Серафим (Мажуга) (1896-1985)

Великий старец митрополит Тетрицкаройский Зиновий (в схиме — Серафим), выходец из знаменитой своим старческим деланием Глинской пустыни, занимает в истории православного монашества нового времени особое место. В его лице удивительным образом сочетались святость личной жизни, любовь к людям, любовь к просвещению, умение привлекать и воспитывать многочисленный сонм учеников, святительское окормление паствы.

Будущий митрополит Серафим (в миру Захария Иоакимовчи Мажуга) родился 14 сентября 1896 года в городе Глухове Черниговской губернии (ныне — Сумская область), в семье рабочего.

С детства он перенес множество скорбей лишений. Рано лишившись отца, он воспитывался матерью Феодосией. Уже ребенком он был очень внимателен ко всему и впечатлителен к духовным вещам. Часто он бегал в Глинскую пустынь, где выполнял мелкие послушания. Благодатная атмсофера обители и уроки боголюбивой матери привили ему любовь к Богу и духовной жизни.

Однако вскоре умирает и мать и Захария некоторое время жил в семье своих родственников. Однако жили те бедно и чтобы снять с себя заботу о питании и одежде, родственники отдали Захарию учеником в пошивочную мастерскую при Глинской пустыни. Для мальчика это было величайшей радостью.

В 1914 г. он был зачислен в монастырь послушником и проходил общие послушания в гостинной и прачечной, где проверялись трудолюбие и смирение новоначальных. Однако далее, уже назначенный на послушания специальные, молодой послушник претерпел множество скорбей и искушений: враг ополчал на него начальствующих и его переводили с место на место. Единственным утешителем его оставался его духовный наставник схимонах Герасим. Первоначально строгий старец, искушая послушника, не хотел принять его под свое руководство и лишь видя его беззаветное упорство в поиске наставника, согласился. Вскоре наладились и отношения с братией, Захария был назначен на послушание в конюшню. В то время жил в пустыни некий юродивый монах (имя его установить не удалось), предсказавший притчею большое будущее юному послушнику.

После начала Первой Мировой война. В 1916 году и послушник Захария Мажуга был призван вместе с прочими молодыми послушниками на военную службу. Отец Герасим отечески благословил его на дорогу и предсказал ему возвращение в обитель и что больше они на земле не увидятся, что и сбылось.

На фронте, в Пинских болотах, Захария заработал экзему и тромбофлебит, мучивший его потом всю жизнь. Он горячо молился, чтобы не проливать ему человеческой крови, и по молитвам своим и своего старца был определен в роту конвоиров и в боевых действиях не участвовал.

После демобилизации в 1917 году Захария вернулся в обитель, где в День Благовещения Пресвятой Богородицы принял монашеский постриг с именем Зиновий, в честь священномученика Зиновия, епископа Егейского. принимая постриг в трудный для Церкви период, он хорошо осознавал, что немало придется теперь претерпеть за свою веру. Страец Герасим уже отошел ко Господу и дальнейшее духовное возрастание Зиновия проходило под окормлением старцев иеросхимонаха Николая и настоятеля архимандрита Нектария.

В страшное время Гражданской войны Зиновию доверили трудное и опасное послушание по доставке зерна с монастырской мельницы, находившейся за 40 километров от монастыря. Безропотно исполняя свой труд за святое послушание, он ни разу не подвергся опасности и разграблению груза.

Однажды его вызвал настоятель и велел остричь бороду и волосы и одеться в мирское платье. Монах Зиновий безропотно перенес это и не задавал никаких вопросов, хотя очень переживал. Оказалось, что ему, как опытному кучеру, доверили отвезти скрывающегося архиерея, который при прощании с ним сказал: "Ты спас архиерея, следовательно, тебе быть архиереем". И эти слова сбылись в свое время.

В 1922 году Глинскую пустынь упразднили. Зиновий увез с собой один из освященных антиминсов, на котором впоследствии и совершал богослужения под открытым небом.

Молодой инок переехал на кавказ в Драндовский Успенский монастырь близ Сухуми. там они и был рукоположен в 1924 году во иеродиакона, а 18 января 1925 г. епископом Сухумским Тихоном. Вскоре закрывают и этот монастырь, и затем отец Зиновий перебирается горы Абхазии, основав там небольшой скит пустыножителей. Жили они там трудом рук своих, Господь посылал хорошие урожаи на каменистой почве гор. Там отец Зиновий стал пользоваться всеобщим уважением за подвижническую жизнь и духовную мудрость.

По истечении определенного времени оказалась закрыта и эта пустынька. Некоторое время о.Зиновий скрывался в греческих селах близ Сухуми, где его все полюбили за то, что он бескорыстно шил одежду. Там же с ним произошел чудесный случай, когда он не был тронут медведем, в берлогу которого залез, скрываясь от властей.

Отец Зиновий переезжает в г.Ростов-на-Дону, где по благословению правящего епископа Феофила служит в Софийской церкви. В 1930 г. его арестовывают и без предъявления обвинения семь месяцев продержали в Ростовском распределителе. Там он встретился с о.Серафимом (Романцовым), также в то время находившимся в заключении.

Тяжело заболев малярией, о.Зиновий избежал отправки в Среднюю Азию и был отправлен на Урал. В заключении он продолжал исполнять свое пастрыское служение, служа службы и требы напамять. За щедрость и бесстрашие его все уважали и неизменно называли "отцом". Однажды с ним случилось чудо: возвращаясь зимой после рабочего дня в лагерь, отец Зиновий увидел на снегу гроздь винограда, что было совершенно невероятно зимой, на Урале. Он раздал всем в своей бригаде по ягодке и всем хватило.

Отец Зиновий пробыл в заключении 4 года и 8 месяцев, будучи освобожден раньше на 4 месяца и реабилитирован. В Тбилиси, куда он поехал лечиться, о.Зиновий знакомиться с Патриархом Грузинским Каллистратом и с 1942 г. по 1945 г. служит в Тбилисском Сионском Успенском патриаршем соборе и Ольгинском монастыре в Мцхете, где он был духовником. С 1945 по 1947 гг. о.Зиновий — настоятель Никольского храма в с. Кирово Степанаванского района в Армении, гед своим самоотверженным служением полностью оживил бедный приход. С 1947 по 1950 гг. он настоятель Свято-Духовской кладбищенской церкви г.Батуми. Здесь он полностью отреставрировал храм и украсил его многими иконами.

После восстановления молитвенного общения между Грузинской и Русской Поместными Церквами, о.Зиновий был поставлен Патриархом Каллистратом благочинным всех русских приходов в Грузии и Армении. С 1950 г. и до самой кончины своей он — настоятель Александро-Невского храма в Тбилиси.

За свою многолетнюю и усердную пастырскую деятельность он был награжден многими церковными наградами — в 1943 г. правом ношения наперсного креста, в 1945 г. — возведен в сан игумена, в 1949 г. — правом ношения палицы, а в 1950 г. — удостоин сана архимандрита. 11 июня 1952 г. назначен членом Священного Синода Грузинской Церкви. В 1953 г. удостоин правом ношения второго наперсного креста, в 1954 г. награжден архимандритским жезлом. 30 ноября 1955 г. назначен благочинным руских приходов в Карталинии, Кахетии и Армении.

29 декабря 1956 г. было совершено наречение архимандрита Зиновия в сан епископа. 6 марта 1957 г. епископ Зиновий был назначен вторым викарием Святейшего Патриарха, с титулом "епископ Степанованский". В 1960 г. был назначен епископом в г. Тетри Цкаро. В ноябре 1958 г. награжден правом ношения креста на клобуке, в 1972 г. возведен в сан митрополита. Высокопреосвященнейший Зиновий был награжден многочисленными орденами различных Поместных Церквей.

Митрополит Зиновий всегда был очень сердечен, радушен и гостеприимен, ему хотелось всех утешить. Окружающие относились к нему с большим уважением и благодарностью, удивлялись сочетания в нем величия иерарха со смирением монаха. Ко всем он относился с участием, милосердием и состраданием.

Уже ствл архипастырем, владыка всегда хранил связи с Глинской пустынью, предоставив после ее закрытия в 1961 г. приют многим ее насельникам, в том числе старцам Серафиму (Романцову) и Андронику (Лукашу).

Владыка очень любил храм и богослужение, старался каждый день служить или побыватьв храме Божием. Стоит ли упоминать, что владыка ежедневно много молился о всех, нуждающихся в молитвенной поддержке и утешении. В тех случаях, когда он по болезни не мог быть в храме, то сам, без чьей-либо помощи, вычитывал все службы суточного круга.

Митрополит Зиновий был человеком высокой культуры, он много читал, а особенно любил посвященные церковной письменности, иконописи и архитектуре.

Готовясь к переходу в вечность, митрополит Зиновий принял святую схиму с именем Серафима, в честь преподобного Серафима Саровского.

Ко Господу владыка отошел 8 марта 1985 г. Отпевание было совершено монашеским чином, при большом количестве скорбящего народа. Погребен он был в Александро-Невском храме, где и прослужил последние десятилетия.
////


 
Поделиться с друзьями → 


Комментарии:


Пока комментариев нет.

Добавление комментария
Имя
Комментарий
**текст** - жирным, --текст-- - перечеркнутый, __текст__ - подчеркнутый
 
Вы можете редактировать свой последний комментарий

Введите символы,
изображенные на картинке,
в поле.
Введите символы, изображенные на картинке

*





Наш сайт участвует в проекте "Города Украины".