Глухов - гетманская столица. Тысяча лет истории.
http://hlukhiv.com.ua/search/

Канцлер российской империи из Глухова

 (Просмотров6325 | Комментариев1) Версия для печати
Автор:  

Ближайший советник царя Александра I М. Сперанский, оценивая деятельность государственных мужей прошлого, как-то заметил: «В России в XVIII столетии было только четыре гения: Меншиков, Потемкин, Суворов и Безбородко». Три фамилии из названных вряд ли вызовут у читателя вопросы, а вот четвертая ныне известна немногим. Хотя личность Александра Безбородко — выходца из украинских земель, прошедшего путь от простого чиновника до канцлера Российской империи, бесспорно, заслуживает внимания.

Юные годы

Александр Андреевич Безбородко родился 14 марта 1747 года в городе Глухове, тогдашнем административном центре Украины. Его отец в течение 22 лет занимал должность генерального писаря. Образование будущий канцлер получил в Киево-Могилянской академии. Изящный слог и знание нескольких иностранных языков, вынесенные из стен Киево-Могилянки, в дальнейшем немало способствовали успешной карьере Безбородко. Кстати, уже в те годы молодой человек поражал окружающих своими выдающимися способностями, и в первую очередь — великолепной памятью. Товарищи по учебе часто подвергали его своеобразному испытанию — разбудив посреди ночи, требовали процитировать строку из того или иного произведения либо назвать дату какого-нибудь малоизвестного исторического события. И всякий раз незамедлительно получали правильный ответ.

Безбородко окончил академию в 1765-м. А за год до этого Екатерина II издала манифест о ликвидации гетманства. Вся власть в украинских землях была передана президенту Малороссийской коллегии и генерал-губернатору Малороссии графу Румянцеву. Воспользовавшись протекцией отца, 18-летний Безбородко поступил на службу в канцелярию графа и вскоре стал одним из доверенных лиц малороссийского генерал-губернатора.

Александр Безбородко, казалось, был рожден для работы в бюрократическом аппарате. Однажды в его присутствии зашел разговор о назначении какого-то пожилого офицера комендантом небольшой малозначительной крепости. Безбородко тут же с изумительной быстротой и точностью сообщил собеседникам подробные биографические данные упомянутого офицера, а также имена, звания и сроки пребывания в должности предыдущих комендантов крепости. Один из слушателей, заподозрив молодого чиновника в блефе, записал его слова и позже навел справки в Военной коллегии. Все сведения оказались верными…

В 1768 г. началась шестилетняя русско-турецкая война. Граф Румянцев был назначен главнокомандующим одной из русских армий и отправился на фронт. Безбородко последовал за своим шефом. Он храбро сражался в боях при Ларге и Кагуле, участвовал в штурме Силистрийских укреплений на Дунае. И все же основным оружием юного канцеляриста были не шпага и ружье, а перо и чернильница — Румянцев поручил ему ведение своей секретной переписки. Стоит ли говорить о том, что с возложенными на него обязанностями Безбородко справился блестяще. Разумеется, главнокомандующий не мог не отблагодарить своего помощника за верную службу — в марте 1774 г. Александру Безбородко было присвоено звание полковника.

А спустя год с небольшим после окончания войны произошло событие, предрешившее дальнейшую судьбу удачливого чиновника. Императрица Екатерина II, оценив достоинства отчетов, шедших из канцелярии генерал-губернатора Малороссии, обратилась к Румянцеву с просьбой — порекомендовать ей нескольких способных людей для замещения свободных секретарских должностей. Граф решил отправить в Петербург Александра Безбородко и его сослуживца Петра Завадовского.

Правая рука императрицы

Подающие надежды молодые люди прибыли в Санкт-Петербург в конце 1775 г. Судьба Петра Завадовского заслуживает отдельного рассказа — приглянувшись Екатерине II, он стал одним из фаворитов императрицы. Александру Безбородко пришлось завоевывать расположение государыни не в дворцовой спальне, а в пыльных кабинетах, среди бумаг, перьев и чернил.

Первоначально он был назначен секретарем по приему челобитных, поступающих на Высочайшее имя. Эта не столь ответственная должность, тем не менее, дала молодому чиновнику возможность наглядно продемонстрировать свои незаурядные способности. Парадокс, но, по отзывам современников, украинец Безбородко чуть ли не единственный из екатерининского окружения в совершенстве владел литературным русским языком.

И неудивительно, что обязанности Александра Андреевича недолго ограничивались приемом прошений. Екатерина II, отдавая должное одаренности Безбородко, начала давать ему самые разнообразные поручения. Постепенно сметливый уроженец Глухова стал любимым докладчиком российской императрицы. «Не могу нахвалиться пребыванием своим здесь, — писал Безбородко отцу в 1778 г. — Ее Императорское Величество ото дня в день умножает ко мне свою доверенность… Во мне вся публика и двор видят ее первого секретаря, потому что через мои руки идут дела сенатские, Синода, Иностранной коллегии, не исключая и секретнейших…»

Ну а в письмах самой царицы Александр Безбородко фигурировал как «мой фактотум» (буквально — «делающий все», т. е. незаменимый помощник, правая рука).

Естественно, что всемогущая императрица не обделила Безбородко своими милостями. В 1779 г. он был произведен в бригадиры и получил 1200 крестьянских душ.

О талантах царского секретаря ходили легенды. Приведем характерный пример. Как-то Екатерина поручила Безбородко составление некоего важного указа. «Фактотум», хоть и обладавший отличной памятью, но загруженный массой дел, забыл об этом поручении. Спохватился Безбородко лишь на следующий день, когда императрица, вызвав его к себе, поинтересовалась, готов ли документ. Опасаясь навлечь на себя царский гнев, Александр Андреевич решился на импровизацию. Он достал из своего портфеля чистый бумажный лист и начал вслух «читать» воображаемый текст указа. Находчивый придворный рассчитывал на поправки со стороны Екатерины, которые позволили бы ему выиграть время и придать этому виртуальному документу вещественную форму. Но он перестарался. Законодательный экспромт Безбородко так понравился государыне, что она попросила немедленно дать указ ей на подпись. Смущенный секретарь протянул императрице белоснежный лист бумаги и замер в ожидании серьезного нагоняя. Однако реакция Екатерины оказалась прямо противоположной — правительница России выразила восхищение необыкновенными способностями своего помощника.

На дипломатическом поприще

С должностью секретаря императрицы Безбородко совмещал ряд других важных постов. В частности, он много сделал для развития почтовой службы в Российской империи, приведения в порядок финансовой системы страны. Однако наиболее плодотворной была деятельность Александра Андреевича в области внешней политики.

В 1780 г. он был причислен к Коллегии иностранных дел. Екатерина II не случайно решила испытать силы своего секретаря на дипломатической стезе. Незадолго до этого Безбородко представил государыне меморандум, в котором выдвинул новую концепцию геополитической стратегии Российского государства. Его проект, на долгие годы ставший основой екатерининской внешнеполитической доктрины, предусматривал восстановление Византийской империи со столицей в Константинополе и русским ставленником на троне.

Влияние Александра Андреевича как дипломата особенно возросло с 1783 г, после смерти графа Н. Панина, возглавлявшего Коллегию иностранных дел. Новый глава внешнеполитического ведомства И. Остерман был человеком посредственного ума, поэтому фактически руководство коллегией перешло в руки ее второго присутственного члена — Безбородко.

Одним из самых значительных успехов талантливого царедворца на новом поприще было присоединение Крыма к России в 1783 г. Вхождение полуострова в состав империи стало возможным благодаря совместным дипломатическим усилиям Безбородко и князя Потемкина. Благодарность Екатерины II не заставила себя долго ждать: в 1784 г. Александр Безбородко получил графский титул. Герб новоиспеченного графа сопровождал девиз — «labore et zelo», т. е. «трудом и рвением».

Конец 80-х гг. XVIII в. был отмечен резким обострением международной обстановки. В 1787 г. Турция, требуя возвращения Крыма под власть султана, объявила Российской империи войну. Год спустя боевые действия против России начала ее давняя соперница на Балтике — Швеция. В то время как русские войска теснили неприятеля на полях сражений, посильный вклад в борьбу с супостатом на дипломатическом фронте вносил Александр Андреевич Безбородко. В 1790 г. граф принимал участие в подписании Верельского мирного договора со Швецией, закрепившего довоенные границы двух государств. Тогда же Безбородко был пожалован чин действительного тайного советника.

В следующем году на плечи исполнительного сановника была возложена новая ответственная миссия — заключение мира с Османской империей. Плодом упорной дипломатической борьбы стал выгодный для России Ясский мирный договор 1791 г, по которому Турция отказывалась от всяких претензий на Крым и передавала северному соседу междуречье Южного Буга и Днестра. Императрица щедро вознаградила Безбородко за труды: он получил орден Андрея Первозванного, 50000 рублей, усыпанную бриллиантами масличную ветвь для ношения на шляпе и 5000 крестьянских душ в Подольской губернии.

Лаконичную оценку своей деятельности в качестве дипломата дал сам Безбородко. В конце карьеры он говорил молодым подчиненным: «Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без позволения нашего выпалить не смела».

Холостяк с Почтамтской улицы

Усердные труды на благо Российского государства отнимали у графа Безбородко массу сил и времени. Поэтому вполне естественно, что немногочисленные часы досуга сановник старался проводить с максимальной отдачей. Александр Андреевич привык жить на широкую ногу, имел репутацию хлебосольного хозяина, просвещенного мецената, крупнейшего коллекционера живописных полотен и произведений прикладного искусства.

В 1783 г. преуспевающий царедворец приобрел роскошный особняк на Почтамтской улице в Санкт-Петербурге. Дом Безбородко считался одним из богатейших в столице, славился пышным убранством и великолепной картинной галереей. Каждый день там накрывался стол на сто человек. Сесть за него мог любой дворянин, независимо от того, получил он от графа предварительное приглашение на трапезу или нет. Рассказывают, что один разорившийся помещик, прибыв в столицу, поддерживал свое существование исключительно за счет завтраков, обедов и ужинов у Безбородко. В конце концов хлебосольный вельможа, приметив в толпе гостей бедно одетого человека, поинтересовался у прислуги, кто это такой. И узнав о катастрофическом материальном положении помещика, оказал ему необходимую финансовую помощь.

Однако любители бесплатных яств были не единственными посетителями радушного графа. В особняк на Почтамтской улице часто наведывались приезжие из далеких Киева, Чернигова, Полтавы и, конечно же, Глухова. Безбородко не забывал родной край и охотно покровительствовал землякам. Каждому из них влиятельный сановник старался помочь советом, деньгами или своей протекцией, хоть порой это было и нелегко. Так, однажды кто-то из соотечественников попросил устроить его на место театрального дирижера, «чтобы палочкой махать да по шести тысяч брать». Александру Андреевичу пришлось долго разъяснять наивному просителю, что для получения дирижерской должности нужно хотя бы немного разбираться в музыке…

Продолжая наше повествование об Александре Безбородко, нельзя не упомянуть о двух страстных увлечениях ближайшего помощника российской императрицы. Одно из них — картежная игра. Иной раз Безбородко проводил за зеленым сукном целые ночи напролет, проигрывая своим партнерам астрономические суммы денег.

Второй слабостью екатерининского вельможи были представительницы прекрасной половины человечества. Выбор самой обаятельной и привлекательной из них, очевидно, оказался не под силу могущественному придворному — Безбородко был закоренелым холостяком. Зато крутил романы почти со всеми столичными актрисами. И не только с ними. Каждым воскресным вечером, захватив с собой крупную сумму денег, любвеобильный царедворец отправлялся в увлекательное путешествие по ночному Петербургу. До пяти утра Безбородко проводил время в приятном обществе. Затем, вздремнув часа три, принимал ледяной душ и ехал с докладом во дворец, где моментально перевоплощался в почтенного государственного мужа.

Создавалось впечатление, будто в Александре Андреевиче живут два разных, совершенно непохожих человека — мудрый, рассудительный сановник и беззаботный кутила, ловелас, картежник. Внешность Безбородко еще больше усиливала эффект «двойной натуры» — тучный, неуклюжий вельможа не очень-то соответствовал хрестоматийному образу политика-интеллектуала. Однако, как справедливо заметил в своих мемуарах французский посол Сегюр, «в толстом теле Безбородко скрывал тончайший ум».

«Божий дар» Павла I

6 ноября 1796 г. умерла Екатерина II. На российский престол вступил ее сын — император Павел I. Многим вельможам из «екатерининской гвардии» немедленно пришлось испытать на себе крутой нрав нового самодержца. Павел снял с занимаемых должностей чуть ли не всех приближенных покойной государыни. А вот Безбородко повезло и на этот раз. В отличие от многочисленных коллег он не только сохранил свое положение при дворе, но даже и упрочил его. В чем же крылась причина благосклонности Павла I к Александру Андреевичу?

На этот счет в российском бомонде конца XVIII столетия циркулировал один весьма нелестный для Безбородко слух. Известно, что Екатерина II недолюбливала сына. В разговорах с особо доверенными лицами она неоднократно высказывала намерение передать престол своему внуку Александру, минуя Павла. Придворная молва гласила, что незадолго до смерти императрица якобы составила завещание в пользу Александра. Этот секретный документ был передан на хранение графу Безбородко, в обязанности которого вменялось обнародовать завещание после кончины государыни. Однако хитроумный сановник доверия Екатерины не оправдал. Он сообщил о царской духовной Павлу и будто бы даже лично участвовал в уничтожении злополучной бумаги.

В популярном анонимном сочинении тех лет «Разговоры в царстве мертвых» присутствует любопытная сцена встречи Екатерины и Александра Безбородко на том свете. Покойная императрица устраивает своему двуличному секретарю разнос: «Ты изменил моей доверенности… Что молчишь, несправедливый человек? Чем загладишь сей поступок?» Провинившийся царедворец падает перед Екатериной на колени и умоляет простить его…

Следует, впрочем, отметить, что рассказ о завещании в пользу Александра Павловича и неблаговидном поступке Александра Андреевича не подтвержден какими-либо документальными свидетельствами. Поэтому остается лишь гадать, имеем мы дело с реальным историческим фактом или же с досужим вымыслом придворных сплетников.

Так или иначе, но Безбородко оказался в большом фаворе у нового императора. «Этот человек для меня — дар Божий», — говорил о нем Павел I. 5 апреля 1797 года, в день коронации Павла, Александр Андреевич был возведен в княжеское достоинство, получил 30000 десятин земли и 6000 крестьянских душ. А спустя две недели государь издал указ о назначении Безбородко государственным канцлером. Удачливый вельможа достиг вершины бюрократической лестницы Российской империи.

Примечательно, что сановник, обласканный двумя монархами, не превратился в слепого поклонника государственных устоев царской России. Он не мог не замечать пороков существующей политической системы.

В 1798 г. Безбородко подготовил «Записку о составлении законов Российских» — план реформ, призванный усовершенствовать общественно-политический строй империи и тем самым уберечь страну от возможного повторения «французского сценария» с ужасами кровавого революционного террора. Идеалом канцлера была «истинная монархия» в виде сословного общества, где права и обязанности каждого из сословий четко определены законом. Представители всех сословий должны были заседать в Сенате, выполнявшем функции законосовещательного органа. Проект Безбородко предусматривал установление фиксированных крестьянских повинностей, запрещение продажи крепостных без земли и ряд других преобразований.

Однако Александру Андреевичу было не суждено дождаться реализации своих реформаторских замыслов. Он скончался 6 апреля 1799 года, после тяжелой продолжительной болезни. Часть своего огромного состояния Безбородко завещал на благотворительные цели. На эти деньги в украинских землях было основано учебное заведение нового типа — Нежинский лицей, ныне — педагогический университет, один из старейших в нашей стране.



 
Поделиться с друзьями → 

Источник материала: -Зеркало недели-

Комментарии:

  • delsEdullyKep | 04 июня 2010 г. [# :(]

    очень интересно, спасибо

Добавление комментария
Имя
Комментарий
**текст** - жирным, --текст-- - перечеркнутый, __текст__ - подчеркнутый
 
Вы можете редактировать свой последний комментарий

Введите символы,
изображенные на картинке,
в поле.
Введите символы, изображенные на картинке






Наш сайт участвует в проекте "Города Украины".