Глухов - гетманская столица. Тысяча лет истории.
http://hlukhiv.com.ua/search/

Довоенный Глухов (ч. 2)

 (Просмотров9556 | Комментариев2) Версия для печати
Автор:  

После революции 1917 года в двух усадьбах, принадлежавших князю Кочубею, разместились детские учреждения. Одна из них занимала территорию, примыкающую к школе №2 от ул. Шевченко до ул. Институтской. В главном здании, где сейчас находится офис историко-культурного заповедника, до войны был детский дом.

Другая усадьба объединяла площадь современных домовладений по ул Пушкина №№ 12, 14, 16, 18. В глубине красивого парка, в окружении липовых и еловых аллей, стояло двухэтажное деревянное здание с резными украшениями. Зимою в нем находился детский санаторий, а летом — городской пионерский лагерь (районный лагерь размещался тоже в бывшем имении Кочубея, но в с. Дубовичи, тогда Глуховского района). Во время войны все здания, находившиеся на этой усадьбе, были разрушены.

Уцелел после революции и дом помещика Неплюева (здание районной госадминистрации). В свое время этот человек был широко известен не только в России, но и за рубежом благодаря «Неплюевскому братству» — своеобразной коммуне, которую создал помещик и подарил ей свои земли, лес, капитал. В «братстве» все имели одинаковое образование, успешно вели хозяйственную деятельность в с. Воздвиженске: построили кирпичный и спиртовой заводы, несколько двухэтажных общежитий, заложили 57 гектаров сада, саженцы для которого привозили из-за границы, выращивали породистых свиней, завезенных из Англии, крупный рогатый скот, завезенный из Голландии. Не последнюю роль в руководстве «братства» сыграл наш земляк Кожемяченко Сергей Моисеевич. В 1943 году во время бомбежки в «неплюевский» дом попала бомба, но не взорвалась и была обезврежена саперами.

Дом Терещенко... Парадный (южный) фасад его хорошо можно рассмотреть на фото 1948 года. В то время его не закрывали высокие деревья, а усадьба была ограждена кирпичной отштукатуренной двухметровой стеной, в углу которой, на пересечении улиц Спасской и Терещенков, стоял кирпичный одноэтажный дом с подсобными помещениями (не сохранился). Дом Терещенко и здание сиротского приюта (главный корпус школы № 3) имели так называемое «амосовское» отопление. Что оно собой представляло? В подвале устраивали две большие топки. В одну из них закладывали 3-4 воза сухих березовых или дубовых дров. Их зажигали, после чего топку замуровывали, чтобы дрова не горели, а тлели несколько дней. За это время подготавливали и загружали вторую топку. Над топками имелись большие камеры для теплого воздуха, который по специальным ходам в стенах поступал в каждую комнату через отверстия. Открывая или закрывая их, можно было регулировать температуру в помещении.

Военные парады и демонстрации 1 мая и 7 ноября проходили на «Красной площади» — территории нынешнего сквера возле кинотеатра. Под стенами сельхозинститута (ныне помещения профессионально-педагогического колледжа) ставили трибуну, на которую поднимались представители городской администрации и принимали парад. Вначале участники парада (военные, учащиеся, представители организаций) выстраивались по периметру площади, слушая выступления руководства, а потом проходили перед трибуной.

К праздникам сельхозинститут организовывал выставки. Для этого использовались витрины первого этажа, застекленные «бемским» стеклом толщиной в 10 мм. С интересом рассматривали жители города большие коллекции бабочек и жуков, гербарии, модели сельхозтехники и др.

2 мая подавляющее большинство жителей города отправлялось в урочище «Борок» на маевку. Так как в то время в Глухове еще не было автобусов, то добирались до места пешком или на велосипедах. 3 мая глуховчане дружно выходили провожать военных на вокзал: они вместе с техникой грузились в вагоны и на все лето уезжали в лагеря «Ржищево».

И сегодня внимательный глаз может заметить на колокольне Трех-Анастасиевской церкви старый выщербленный колокол. Старожилы рассказывали, что он был снят и помещен на водонапорную башню при ее стоительстве в конце 20-х годов XX ст. Никто с уверенностью не мог сказать, с какой целью это было сделано: то ли для боя часов на башне, то ли для предупреждения о пожарах (башня выполняла и функцию пожарной каланчи). Зимой 1941-1942 гг Анастасиевскую церковь открыли для верующих. Было решено вернуть колокол на прежнее место. Для его спуска с башни между двух деревьев, растущих около дома Терещенко, укрепили лебедку и через блок наверху башни начали спуск. Колокол вначале спускался ровно, а затем — зацепился низом за край крыши бака. Один рабочий обвязался веревками и ломом попытался его сдвинуть. Поскольку мороз стоял не меньше -30°, при ударе откололся край, и таким, с выщербленным краем, его поместили назад на колокольню.

На месте современного автовокзала стоял Троицкий собор, внутреннее помещение которого использовалось для хранения зерна. Его колокольню разобрали еще в начале 30-х годов. Мощность стен в основании храма составляла более двух метров, поэтому его оконные проемы внутри были в два раза шире, чем снаружи. Пол собора был вымощен фигурными чугунными плитами диаметром приблизительно 60 см, каждая из которых представляла цветок из четырех лепестков, пространство между которыми заполнялось мелкими ромбиками. В 1962 году храм уничтожили, несмотря на то, что на одной из его стен была установлена чугунная доска «Памятник архитектуры — охраняется государством». Кирпичи от разобранных стен планировали использовать на строительство ферм двух колхозов. Но ни первоначальная ручная разборка, ни использование чугунной «бабы» не дали ожидаемого результата — ни одного кирпича не удалось очистить от раствора. Тогда в стены стали закладывать взрывчатку, но в них была вмурована железная арматура: кованые квадратные 3-х метровые пластины сечением в 50 мм, соединявшиеся между собою кольцевой кузнечной сваркой и опоясывавшие собор несколько раз. Храм раскололи на части и глыбами вывезли, так и не воспользовавшись его кирпичом.

Центральную часть довоенного Глухова украшали два сквера. Один из них находился напротив здания районной госадминистрации на территории дома № 20 и его двора по ул. Киево-Московской, другой занимал площадь между жилым домом № 32 по ул. Киево-Московской и офисом Глуховской таможни. На северной стороне «стометровки», кроме сквера, располагались бытовые службы и торговые точки: парикмахерские, фотоателье «пятиминутка», ресторанчик (разрушены бомбежкой), разные магазины (снесены при строительстве дома № 32).

До войны на здании сельхозинститута по южной стороне «стометровки» между вторым и третьим этажами была видна рельефная надпись «Телефонная станция». На противоположном крыле (от кинотеатра), тоже между вторым и третьим этажами имелась надпись «Библиотека». Это говорило о службах, которые планировали разместить тут на момент строительства. Надписи пострадали при бомбежке, а восстановить их в послевоенное время, очевидно, не было возможности.

Современный магазин «Стиль» стоит на месте сгоревшего от бомбежек в 1943 году двухэтажного здания, вплотную примыкавшего к сельхозинституту и почему-то называвшегося «рабфаком». От него огонь перешёл на основное здание и уничтожил стены и лепнину до того места, где начинался 3-й этаж (восстановлено в конце 40-х — начале 50-х гг).

На месте памятника Ленину и прилегающей к нему территории стояли многочисленные магазины. На Киево-Московскую улицу выходил большой продовольственный магазин, который в начале 30-х назывался «Торгсином» (торговля с иностранцами). За изделия из золота и серебра (кроме монет) можно было приобрести всевозможные продукты. К молочному павильону примыкали два ряда магазинов. «Райунивермаг», железноскобяной и др. Глуховская тюрьма по окончанию репрессионной кампании 1937-1939 гг. была расформирована и переведена в г. Конотоп, а её помещение приспособили под пивной завод. В 1944 году от удара молнии случился пожар. В результате которого завод прекратил своё существование.

От здания тюрьмы до Почтового переулка (территория теперешнего узла связи) шли деревянные складские помещения монастырского постоялого двора. Все они сгорели при бомбёжках.

На месте современного магазина «Дионис» стоял двухэтажный ресторан «Червоный маяк», а там, где сейчас находится телеателье, было здание типографии, также сгоревшее в августе 1943-го.

В Алексеевском переулке работала райколхозшкола, готовившая агрономов, бригадиров и звеньевых для колхозов, пять из которых находились на территории пригородов Глухова: Веригино — «Велетень», Усовка — «Радянський Сіяч», Радионовка — «Нове життя», опхоз — им. Ворошилова, и еще один на Новой гребле.

По ул. Вознесенской на месте домовладения № 70 находилась кондитерская фабрика (т. н. кондитерский цех райпромпищекомбината), изготовлявшая конфеты хорошего качества в большом ассортименте (сгорела в 1941 году). Напротив стадиона по ул. Терещенков работал кинотеатр на 400 мест. В начале 30-х в нём демонстрировались немые фильмы под аккомпанемент пианистки, позже появились звуковые. Новые фильмы на экран выходили редко, поэтому часто повторялись одни и те же, при этом зал всегда был полон зрителей.

Каждый рабочий день 30-х годов начинался в 6 утра гудками предприятии: лесопильного завода, пенькозавода и др. Все они имели собственное энергообеспечение — локомобили. Часы в доме могла иметь не каждая семья, поэтому гудки были своеобразным будильником: 6 час., 7 час., 7 час. 30 мин.

Улица Парижской Коммуны (Дергуновская) ранее проходила по стадиону и заканчивалась в двухстах метрах от реки, где находилась мужская купальня. Женская была между мужской купальней и Веригинским мостом, а ребятишки постарше купались на «каспинке» (от фамилии бывшего владельца механической мельницы, стоявшей на этом месте) южнее моста.

Весной городские службы усиленно готовились к ледоходу. На мостах круглосуточно дежурили пожарники с баграми, растаскивая льдины. Во время половодья водоёмы широко разливались, поэтому на заливных лугах от Усовки до Павловки колхоз «Велетень» накашивал столько сена, что убирать его приходилось целую неделю. В то время не было здесь ни камыша, ни болота.

Коров в Глухове держали как на окраинах, где усадьбы достигали 0,6 га, так и почти в самом центре.

Рекламы, к сожалению, в то время не было. Поэтому до войны по улицам периодически ходили точильщики со станками на плечах и кричали «Точить ножи, ножницы, бритвы». Бригады пильщиков предлагали услуги по распиловке брёвен на доску продольными ручными пилами, а стекольщики с небольшим запасом стекла за плечами — по остеклению окон. По ул. Институтской, возле мостика, жила семья, изготовлявшая верёвки различной толщины из пеньки, а около Вознесенского кладбища в Кузнечном переулке находились кузни.

Такова была картина жизни глуховчан в довоенный период.



 
Поделиться с друзьями → 


Комментарии:

  • Запорожец глуховский | 10 марта 2010 г. [# :(]

    Как много нового узнал о городе !Спасибо!

  • Дмитрий | 10 марта 2010 г. [# :(]

    Благодарю за материал,который навеял теплые воспоминания.Дядя Игорь пишите еще!

Добавление комментария
Имя
Комментарий
**текст** - жирным, --текст-- - перечеркнутый, __текст__ - подчеркнутый
 
Вы можете редактировать свой последний комментарий

Введите символы,
изображенные на картинке,
в поле.
Введите символы, изображенные на картинке

*





Наш сайт участвует в проекте "Города Украины".