Глухов - гетманская столица. Тысяча лет истории.
http://hlukhiv.com.ua/search/

Довоенный Глухов (ч. 1)

 (Просмотров11113 | Комментариев0) Версия для печати
Автор:  

Глухов в предвоенные годы был тихим, зеленым и чистым. Его считали студенческим и военным городком, так как в нём имелось два института (учительский и сельскохозяйственный), техникум, медучилище. Сельхозинститут занимал помещения нынешнего профессионально-педагогического лицея и дома Терещенко, в котором находился факультет механизации до создания института конопли. «Батуринские казармы» (так их называли старожилы) всегда были заполнены военными. Сейчас мало кто помнит, что в помещении «батуринских казарм» в 1943-1945 гг. функционировало Второе Ростовское училище самоходной артиллерии, готовившее военных специалистов для фронта.

В первой половине 30-х в здании бывшего еврейского «хедера» (школы) по Пожарному переулку была организована специальная школа для жён комсостава, а во второй половине — построены два двухэтажных дома для семей военных.

Городские улицы, как правило, озеленялись липами, которые сохранились только по ул. Спасской, от здания милиции до ветбаклаборатории Киево-Московскую (тогда Советскую, которая была значительно короче современной) и Вокзальную разделял кирпичный 2-х арочный мост, и через его пролёты внизу, под булыжной мостовой, проходила конная дорога. Уцелевшие части его конструкций можно увидеть и сегодня возле так называемого «саратовского дома». Назывался он «айзиковым» по имени владельца магазинчика, который находился рядом. От этого моста до самого железнодорожного вокзала шли две красивые аллеи со скамейками для отдыха. Деревья (тополя и ясени), посаженные в четыре ряда, соединялись вверху кронами, создавая над дорогой зеленый тоннель. В период цветения ни с одного тополя не летел пух, что говорило о профессиональном подходе к их посадке.

Ещё в конце XIX ст. до Глухова была проложена железная дорога. Перед самым вокзалом заложили сквер с большими клумбами, которые утопали в море цветов. Поезда «Ворожба-Терещенская» и «Терещенская-Ворожба» ходили днем. Для развоза пассажиров по Глухову и сёлам к поездам подъезжали легковые извозчики (братья Полянские, Редька): летом на фаэтонах с резиновым ходом, зимой на «козырьках».

Любимым местом отдыха глуховчан был «летний сад» (или городской парк). В углу сада, примыкающему к территории здания милиции, находился «летний театр» — деревянное строение с залом на 400 мест, прекрасной акустикой и верандой с буфетами по всей длине. Каждое лето в нём проходили гастроли Нежинского и Черниговского театров. На сцене Глуховского летнего театра вместе с народной артисткой СССР М. И. Литвиненко-Вольгемут пел народный артист СССР И. С. Паторжинский; выступала здесь и народная артистка УССР О. А. Петрусенко. Отдельно были устроены эстрадная площадка и футбольное поле.

В городе имелось несколько фруктовых садов. Очевидно, они получили свои названия от фамилий их владельцев: «Трофименков сад» (ул. Циолковского, ул. Ковпака), «Хоменков сад» (район санэпидемстанции и медучилища), «Пухов сад» по ул. Эсманский шлях, «Боханов сад» по ул. Путивльской.

Краеведческий музей, открытый ещё в 1902 году, несколько раз менял своё местонахождение: здание бывшего дворянского собрания, Анастасиевская церковь, дом по ул. Вознесенской (1938-1939), а перед самой войной — по ул. Спасской. Во всех глуховских храмах (кроме Анастасиевского), уцелевших после атеистической кампании, до войны находились зерновые склады. Они размещались и в помещениях бывших магазинов с оригинальной архитектурой, ряд которых шел по центральному городскому скверу от «Теремка» до Киево-Московской улицы.

В 1943 году город сильно бомбили. Люди укрывались в подвалах церквей. Увидев людей, бегущих к подвалу Анастасиевской церкви, пилот сбросил бомбы, одна из которых попала в центральный купол. Его конструкцию составляли массивные тавровые балки на заклепках. Они сильно покорежились, но устояли.

На погосте церкви стояла часовенка. В начале шестидесятых годов власти потребовали уменьшить его территорию и перенести ограду. Под снос попала и часовенка.

В Глухове, по словам стариков, было несколько еврейских синагог. Центральная стояла по ул. Киево-Московской и до войны в ее помещении располагался районный архив. В 1941 г. при отступлении частей Красной Армии архив, не успев вывезти, сожгли вместе с синагогой. Две другие синагоги находились в доме на углу улиц Терещенко и Красная Горка.

«Киевские крепостные ворота» (в народе «Триумфальная арка») к 1940 году закрыли вследствие аварийности, а движение пассажиров и транспорта через них запретили. Так как южное крыло (кордегардия) было почти разрушенным, дорогу проложили именно с этой стороны. Но выдержала арка и бомбежки, и огромную массу тяжелой военной техники, прошедшую через неё в годы войны. В конце пятидесятых она была отреставрирована.

На углу улиц Вознесенской и Киево-Московской, где теперь построено несколько жилых домов, до войны в зданиях бывшего «воинского присутствия» размещался военкомат. В экспроприированном доме городского головы Амосова (Центр детского и юношеского творчества) до войны находилась водолечебница, а в центральном здании школы № 3, построенном А. Терещенко для детского приюта — поликлиника. Во время оккупации немцы устроили в нем интендантский склад, который при отступлении, не успев вывезти, сожгли.

Городские организации и население, в основном, топились торфом, поэтому всё лето и осень шла его заготовка. Добычей и реализацией торфа занималась организация «Теплоторф», контора которой находилась в двухэтажном здании на углу улицы Терещенко и Почтового переулка. Для организации перевозок в переулке Цыганка (Охременков) была организована артель «Червоный гужевик», которая насчитывала несколько десятков лошадей. Львиную долю всех грузовых перевозок осуществляли гужевые (ломовые) извозчики. Легковые извозчики перевозили пассажиров. Райком партии и райисполком примерно до 1935 года имели свои двухконные выездные экипажи.

Пожарная часть до середины 30-х тоже была на конной тяге. Лошади в пароконных упряжках при звуке колокольчика (имелся на каждой упряжке) неслись так, что от них клочьями летела пена. Водонапорную башню называли пожарной каланчей, так как на ней круглосуточно дежурили пожарные. Зимой при морозе — 21° они вывешивали белый флаг, который означал: «в школе занятий не будет».

До постройки башни водонапорную функцию выполнял «Теремок», который имел водонапорный чан. Такой же чан находился и во дворе бывшего ПТУ-31 (высокое кирпичное здание). После постройки была проложена сеть водозаборных колонок, но только в центре города: от развилки улиц Терещенко и Артема до ул. Суворова, от угла улиц Пушкина и Вознесенской до ул. Спасской, от ул. Терещенко до «айзикова моста».

В тридцатых годах, как и сейчас, за воду нужно было платить. Над каждой водозаборной колонкой построили отапливаемые будки, в которых находились женщины, отпускавшие воду по талонам (талон — одно ведро). Сами же талоны покупались в конторе. Электроосвещение также было только в центре.

В доме, расположенном рядом с памятником-танком, до войны находился радиоузел. В полуподвале установили дизельный двигатель, а в парке — антенну, одна опора которой высотой до 30 метров стояла на месте РДК, а другая — около водонапорной башни. Рядом с радиоузлом, по направлению к Первомайской улице, был Дом пионеров с детской библиотекой, который сожгли во время бомбёжек.

Ярмарки в Глухове до 30-х годов проводились на «Ярмарковище», а потом их месторасположением стала территория завода «Сатурн» и часть улицы Эсманский шлях (от улицы Вокзальная до Эсманского железнодорожного переезда). На ярмарку приезжали люди из нескольких районов. Мастера из с. Шатрищи, Середино-Будского района привозили гончарную посуду в большом ассортименте и жаростойкий кирпич «шатринку» для подов и перекатов русских печей. В продаже в большом количестве имелось домотканное полотно и сукно, можно было купить всевозможные чекмени, свитки, кожухи, самокатанные валенки, яловые сапоги, скот, зерно, муку, крупы и др. На ярмарке обязательно были карусели, но больше всего детей интересовали маковники.

В довоенные годы вследствие снежных и морозных зим северная часть города во время весеннего половодья была почти ежегодно отрезана вешними водами от основной части города. Один поток воды шёл с поля, пересекал ул. Пушкина по переулку Цыганка и направлялся далее по улице Парижской Коммуны, другой — от Водотечи мимо современной заправки под «айзиков мост» по Ветеринарному переулку. Два этих потока сливались на месте строящегося сейчас рынка и эта площадь полностью заливалась вешними водами. По улицам Институтской и Шевченко вода шла поверх мостов, перебраться через которые нельзя было и в сапогах. Единственным местом перехода оставался надёжный мост по ул. Терещенко (возле стадиона).



 
Поделиться с друзьями → 


Комментарии:


Пока комментариев нет.

Добавление комментария
Имя
Комментарий
**текст** - жирным, --текст-- - перечеркнутый, __текст__ - подчеркнутый
 
Вы можете редактировать свой последний комментарий

Введите символы,
изображенные на картинке,
в поле.
Введите символы, изображенные на картинке

*





Наш сайт участвует в проекте "Города Украины".