Глухов - гетманская столица. Тысяча лет истории.
http://hlukhiv.com.ua/search/

Наказной гетман

 (Просмотров12853 | Комментариев6) Версия для печати
Автор:  

Павел Полуботок и Малороссийская коллегия (1722-1724 гг.)

Образование Малороссийской коллегии формально еще не упраздняло в Украине гетманского правления. Однако, фактически речь шла об этом. Под лицемерным предлогом радения о защите населения от якобы неправедных судов и притеснений козацкой старшины, а также волокитства в Генеральной войсковой канцелярии, Коллегия, подчиняясь Сенату, а фактически царю, получала право наблюдать за деятельностью гетмана, генеральной, полковой и сотенной старшины, судов, практически всех гетманских институций. Они лишались права издавать универсалы, распоряжения, инструкции и другие документы без санкции Коллегии. Коллегия становилась также высшей апелляционной инстанцией в судебных делах.

После смерти И. Скоропадского царское правительство под всякими предлогами откладывает выборы нового гетмана, хотя наказным, временным гетманом признает черниговского полковника Павла Полуботка, который ранее неоднократно выполнял обязанности наказного.

Павел Полуботок, человек сильной воли и решительного характера, поддержанный своими единомышленниками из кругов патриотически настроенной козацкой старшины, начинает неравную борьбу с царевой Малороссийской коллегией, самим Петром I, борьбу, которая закончилась его гибелью в застенках Петропавловской крепости.

Павел Леонтьевич Полуботок родился около 1660 года в семье будущего черниговского полковника, (при гетмане И. Самойловиче - генерального бунчужного и осаула) Леонтия Артемовича Полуботка. Вместе с отцом принадлежал к сторонникам И. Самойловича, затем - И. Мазепы. В 1706 г. становится черниговским полковником. Восстание И. Мазепы, по крайней мере, явно, не поддержал. На Глуховской раде 1708 г., как уже упоминалось, его кандидатура предлагалась на гетманство. Однако, по свидетельству современников, это вызвало возражение Петра I, который сказал: "Сей человек хитер, - из него может выйти второй Мазепа". С гетманом И. Скоропадским Полуботок работал в согласии, не раз выполнял обязанности наказного гетмана в ответственных военных акциях, на строительстве Ладожского канала, Санкт-Петербурга, а также при отлучках гетмана. После смерти И. Скоропадского Павел Полуботок становится единственным реальным претендентом на гетманскую булаву.

21 июля 1722 г. в Глухов приезжает президент Малороссийской коллегии бригадир Степан Вельяминов-Зернов с шестью штаб-офицерами и прокурором. Выполняя тайные инструкции царя, при помощи русского военного гарнизона Глухова Вельяминов производит обыски в Генеральной войсковой канцелярии и других гетманских учреждениях, изымает гетманские клейноды, поносит руганью козацкую старшину.

Но еще перед этими императорскими "карательными санкциями" Павел Полуботок успел сообщить в полки о своих властных функциях наказного гетмана. Об этом в "Журнале" Генеральной войсковой канцелярии 9 июля было записано: "Под датой вчерашнего числа писано в полки универсалы с объявлением, что после смерти гетманской за присланной из Сенату грамотою правление справ малороссийских держит пан полковник черниговский (Полуботок. -Авт.), однак, когда б кто имел до него, пана полковника, вдаватися, должен и в своем деле требовать решения". Т.е., решать дела в гетманском правительстве, а не в Малороссийской коллегии.

Противостояние П. Полуботка и С. Вельяминова обостряется. Пытаясь лишить Малороссийскую коллегию поводов для вмешательства в судебные дела, наказной гетман предпринимает решительные меры для пресечения злоупотреблений старшины и судебного волокитства (а они, несомненно, были). Как отмечено в том же "Журнале", 19 июля были изданы универсалы, в которых писано, чтобы "паны полковники, старшина полковая, сотники, державцы, духовные и свицкие отаманы и другие урядники и аж никто не осмеливались принижать и употреблять козаков для приватных своих работ, а должны они, козаки, при своих свободах оставаться, и только войсковые, належние ихнему стану козацкому, отрабатывать послуги".

Одновременно П. Полуботок реорганизовывает и усовершенствует систему судов Гетманщины, увеличивает состав Генерального суда, который должен оперативнее рассматривать судебные дела, должные проходить от низшей к высшей инстанции гетманского правления, а не направляться в Малороссийскую коллегию. За нарушение этого порядка виновным грозили штрафы.

Но борьба была неравной. С. Вельяминов пытается овладеть гетманской сокровищницей, посылает глуховских урядников и гарнизонных солдат во главе с майором Лихваревым на осмотр казны в гетманской кладовой, самоуправно заводит новые поборы и подати, требует, чтобы каждое письмо или дело, которое исходит из Генеральной войсковой канцелярии, предоставлялось на рассмотрение Малороссийской коллегии. На протесты П. Полуботка царский наместник надменно отвечал: "Имею именной его императорского величества обо всем этом такой указ, который не только вам, старшине малороссийской, но и находящимся при мне членам Малороссийской коллегии объявить не могу!"

В ответ на замечание наказного гетмана о неслыханности и непристойности таких действий, Вельяминов орал: "Я бригадир и президент, а ты что такое предо мной? Ничто! Вот я вас согну так, что и другие треснут. Государь указал переменить ваши давности и чинить с вами по-новому! Я вам указ!"

Но П. Полуботок перед государевым сатрапом не гнется. Хоть какими призрачными выглядели надежды на "царскую ласку", в Москву в Сенат в сентябре 1722 г. прибывает гетманская депутация в составе знатного войскового товарища Д. Володковского и сотника И. Холодовича, которым от имени всего общества поручено ходатайствовать об уменьшении податей из государственных и приватных местностей, шинков, пасек, заведенных Малороссийской коллегией, а также опротестовать действия и поведение бригадира Вельяминова.

Отметим, что Петр I, вероятно, уразумел преждевременность и излишнюю наглость действий своего наместника. Посланцы наказного гетмана в конце ноября возвратились в Глухов с царской грамотой, в которой Петр I "указал в том, в чем было прошено в жалобах на бригадира Вельяминова", и "ежели такое есть, то об исправлении". А гетманское правительство призвано жить с Коллегией в согласии. Однако, Вельяминов, имея тайные инструкции царя, чинил и дальше по-своему.

На протяжении осени-зимы 1722 г. П. Полуботок несколько раз ходатайствует перед Петром I об избрании в Украине гетмана. Но царь под разными предлогами (неудачные походы на Астрахань, в Персию и прочее) откладывает решение.

30 января 1723 г. старшинская депутация в составе знатного войскового товарища В. Кочубея (сына генерального судьи, противника И. Мазепы), гадячского полкового судьи Г. Грабянки (впоследствии автора известной "Летописи"), сотников П. Войцеховича, И. Холодовича, И. Доброножского и С. Гамалеи подала в Москве в Сенат новые прошения гетманского правительства. А именно: о выборе гетмана; о необходимости исполнения предыдущей царской грамоты о податях и Малороссийской коллегии; о не отправке 10 тысяч козаков на строительство крепости Св. Креста на Кавказе; о том, чтобы не ставили комендантов в козацких городах; о финансовых делах; о поборах на хлеб, о неправедных действиях и требованиях бригадира Вельяминова и прочем.

Вельяминов, в свою очередь, обращается к царю с пунктами-вопросами касательно своих полномочий и действий, обвиняет П. Полуботка в непослушании и нарушении царских указов.

В апреле 1723 г. П. Полуботок направляет в Москву новую делегацию, а одновременно рассылает письма и универсалы к Стародубскому, Переяславскому и Полтавскому полковникам, в которых предписывает, что бы они готовили челобитья к царю о назначении в полковники украинцев, а не иноземцев. В Сенат поступило ходатайство, чтобы царские указы и сенатские распоряжения посылались в Украину не через Малороссийскую коллегию, а непосредственно через гетманский уряд.

Трагический финал этой неравной, отчаянной борьбы приближался. 16 апреля 1723 г. выходит царский указ, согласно которому Малороссийская коллегия получает новые права и полномочия: осуществлять сношения с местными урядами, минуя гетманский; все важные универсалы не могут быть изданы без подписи Коллегии; ей предоставлялось право расследовать жалобы козаков, записанных в посполитые, и возвращать их в козацкое сословие; собирать подати и сборы со старшин, монастырей, высших и низших чинов, "не минуя никого". Самого наказного гетмана П. Полуботка, генерального писаря С. Савича, генерального судью И. Черныша вызвано в Санкт-Петербург.

В погожий июньский день 1723 года дежурный писарь Генеральной войсковой канцелярии Филипп Борзаковский отметил в "Журнале": "Сего июня 13 дня выехали в Санкт- Петербургскую дорогу их милости панове полковник черниговский и гетман наказний (П. Полуботок. - Авт.), Семен Савич, ; писарь, та Иван Черныш, судья войсковий генеральный". Депутация везла с собой копии 150 важнейших документов государственного архива, подтверждающих давние права и вольности Украины (впоследствии они так и остались в российских архивах). Одновременно в "Журнале" было отмечено, что П. Полуботок поручал "команду малороссийского правления панам осаулу Василию Жураховскому и Якову Лизогубу, бунчужному генеральному". Им предписывалось пересылать в Петербург челобитные от полков, не полученные на момент отъезда наказного гетмана. В Санкт-Петербург П. Полуботок с товарищами прибыл 3 августа.

Во время отсутствия П. Полуботка в июле 1723 г. В. Жураховский и Я. Лизогуб в соответствии с ордером главнокомандующего князя М. Голицына вышли с войском в поход. В издевательство и насмешку над войском бригадир С. Вельяминов, грубо нарушая козацкие традиции, не возвратил войску необходимые для похода клейноды: "прапора, котлов и прочего, и без прибора и артиллерийского запаса вышли", - писал современник.

Полки остановились в Коломаке - традиционном месте козацких рад. 26 августа, собравшись в шатре миргородского полковника Даниила Апостола, старшины на протяжении шести часов совещались о тяжком положении Украины. При этом рассматривали Гадячские пакты гетмана Ивана Выговского. От имени всего Войска Запорожского была составлена генеральная челобитная к царю, "просячи милостивого догляду на войско малороссийское и народ украинский". В. Жураховский и Я. Лизогуб ездили на совет в штаб-квартиру М. Голицына в Ахтырку, однако, были выпровожены главнокомандующим с солдафонской грубостью.

А тем временем Павел Полуботок присылает из Петербурга доверенного войскового товарища с инструкциями, чтобы и далее собирали челобитные и подписи в полках, склоняли к этому простой народ, присылали их в столицу.

Тем временем в Петербурге разыгрывались последние акты украинской трагедии: П. Полуботка с товарищами царь принимал милостиво, спроваживал с визитами к вельможным особам, на дворцовые приемы и празднества. А 10 ноября 1723 г. поставил точку. Вероятно, решил, что с Гетманщиной настало время говорить языком железных цепей: приказал арестовать и отправить в Тайную канцелярию самого Павла Полуботка, генерального судью Ивана Черныша, генерального писаря Семена Савича, сынов генерального судьи Ивана и Петра Чернышей, черниговского полкового писаря Ивана Янушкевича, козака черниговского полка Ивана Рикшу, гадячского полкового писаря Григория Грабянку, войскового товарища стародубского полка Семена Косовича, канцеляриста Генеральной войсковой канцелярии Николая Ханенко, переяславского наказного полковника Ивана Даниловича, стародубского наказного полковника Петра Гарецкого, бунчукового товарища Дмитрия Володковского, войскового товарища Василия Быховского, канцеляриста Генеральной войсковой канцелярии Ивана Романовича.

Именно И. Романович привез в Петербург Коломацкие челобитные статьи и в присутствии всей украинской делегации подал их в руки самого царя 10 ноября, когда тот вышел из Троицкой церкви. Петр I быстро прошел в соседний кофейный дом, просмотрел статьи и пришел от этого в дикое неистовство и истерику. Как свидетельствует "Черниговская летопись", царь "в
тот же момент изволил приказать своими устами генерал-майору и гвардии Преображенского полка майору Андрею Ивановичу Ушакову с великим гневом и лютостью взять под караул полковника черниговского Павла Полуботка, судью генерального Ивана Черныша, Семена Савича, писаря генерального, которые там-таки при кофейне стояли, и всех, кто им ассистовал, от которых ото всех отвязавши своими руками шабли, тот таки генерал Ушаков велел спровадити в замок каменный петербургский". Узники были взяты под караул, потом соединены по четыре, а затем разведены по казематах Петропавловской крепости по одному.

Из дворцовых зал недавние "любезные гости" императора, высшие правители Гетманщины, люди, представлявшие и воплощавшие Украину и ее народ, очутились в мрачных подземельях Петропавловской крепости. Начались привычные для Петра I "аргументы" усмирения непокорных - допросы и истязания.

Проводились аресты сторонников П. Полуботка и в Украине. Именно с этой целью сюда прибыл царский посланец граф Александр Румянцев. Зять П. Полуботка Яков Маркович (впоследствии генеральный подскарбий) осторожно отметил в своем "Дневнике" под 11 декабря 1723 г.: "Караул поставлен у дворах черниговского (П. Полуботка. - Авт.), судьи и писаря генерального. Валкевич за караул посажен. Сенецкий сотник сискан и Галецкий в Глухов и посланы в С. П. Бурх".

Обозы с арестованными потянулись в северную столицу. Участь узников Петропавловской крепости разделили другие видные представители гетманской администрации и старшины -В. Жураховский, Я. Лизогуб, Д. Апостол, М. Милорадович и другие. Многих держали в заточении и пытали в Глухове. Одновременно тщательно описывалось и реквизировалось имущество арестованных.

8 февраля 1724 г. вышел манифест Петра I, в котором царь, обвиняя украинскую старшину, демагогически защищал простой народ. Среди главных обвинений - старшина добивалась упразднения Малороссийской коллегии, поставленной царем (какое лицемерие!) для защиты простого народа, для того, чтобы ей самой, старшине, "за давним своим лихим лакомством простой народ, обижая и разоряя, себя обогащать".

Именно к этому времени относят провозглашение Павлом Полуботком перед Петром I известной обличительной речи, которая приведена в "Анналах Малой России" Жан-Бенуа Шерера и в "Истории Руссов". Отсылая интересующихся к этим произведениям, приведу несколько отрывков из речи Павла Полуботка, изложенной в "Истории Руссов".

"Мы просили и просим от лица народа своего, - говорил наказной гетман, - о пощаде отечества нашего, неправедно гонимого и без жалости разоряемого, просим о восстановлении прав наших и преимуществ, торжественными договорами утвержденных, которые и ты, государь, несколько раз подтверждал. Народ наш, бывши единоплеменен и единоверен твоему народу, усилил его и возвеличил царство твое добровольным соединением своим в такое время, когда еще в нем все младенчествовало и выходило из хаоса смутных времен и почти из самого ничтожества. И сие одно не довлело бы ему погубить у вас мзды своея; но мы, с народом своим, не преставали, сверх того, знатно помогать вам всем во всех воинских ополчениях и приобретениях ваших, и, не говоря о Смоленщине и Польше, одна Шведская война доказывает беспримерное усердие наше к тебе и России. Ибо всем известно, что мы одни целую половину армии Шведской погубили в земле своей и в жилищах наших, не вдаваясь при том ни в какие льщения и искушения, и, сделав тебя в состоянии пересилить удивительное мужество и отчаянную храбрость шведов; но за то приобрели себе одно поношение и озлобление и, вместо благодарности и воздаяния, повержены в самое неключимое рабство, платить дань поносную и несносную, и заставлены рыть линии и каналы и осушать непроходимые болота, утучняя все то телами наших мертвецов, падших целыми тысячами от тяжестей, голода и климатов. Все оные беды и скорби наши усовершенствованы, наконец, нынешним правлением нашим. Владычествующие над нами чиновники московские, незнающие прав и обычаев наших и почти безграмотные, знают только одно то, что они властны делать нам все, не касаясь одних душ наших..."

Обращаясь к самодержцу, П. Полуботок фактически поучал его: "Повергать народы в рабство и владеть рабами и невольниками есть дело азиатского тирана, а не христианского монарха..."

"Я знаю, - говорил пророческие слова непокоренный гетман, - что нас ждут оковы и мрачные темницы, где уморят нас гладом и притеснением, по обычаю московскому; но, пока еще жив, говорю тебе истину, государь, что воздаси ты непременно отчет пред Царем всех Царей, Всемогущим Богом, за погибель нашу и всего народа". Во время последней встречи с царем Полуботок, якобы, сказал ему: ;'Верю несомненно, что, за невинное страдание мое и моих ближних, будем судиться от общего и нелицемерного Судьи нашего, Всемогущего Бога, и скоро пред Него оба предстанем, и Петр с Павлом тамо рассудятся". Павел Полуботок скончался в Петропавловской крепости 18 декабря 1724 г. На следующий день его похоронили на кладбище Святого Сампсония за Малой Невой.

Автор "Истории Руссов" утверждает, что в казематах Петропавловской крепости "в оковах померли" полковник Карпеко, писарь Савич (в действительности остался жив), канцелярист Володковский, "а другие згнили и перекалечились".

Подло и жестоко расправился Петр I с украинской автономией. Имущество репрессированных было обращено в деньги и передано в государеву казну. Их владения в Украине вместе с жилыми домами и другими строениями конфискованы Коллегией на государя, а их семьи выброшены на улицу - "и скитались они по всяких чужих домах, питаясь из ласковой милостыни яко нищие...".

Хотя формально в Украине еще действовала Генеральная войсковая канцелярия, фактическую власть осуществляла Малороссийская коллегия во главе с бригадиром С. Вельяминовым. Казнила и миловала "виновных", беспощадно эксплуатировала народ. Так, если до 1725 г. с украинского населения было собрано 45527 рублей, то в 1727 г. - 244255 рублей, и все они пошли в российскую казну.

Однако, после смерти Петра I в январе 1725 г. (через несколько недель после кончины П. Полуботка - вспомним пророчество старого гетмана!), значение Малороссийской коллегии начало постепенно падать. Перемены на российском троне (к власти ненадолго пришла Екатерина I) и нарастающая угроза русско-турецкой войны, в которой Украине предстояло сыграть ведущую роль, привели к тому, что в 1727 г. Коллегия была упразднена.

Однако, пора возвратиться к Глухову тех времен. За годы правления Малороссийской коллегии развитие города практически приостановилось. Нельзя однозначно утверждать, было ли сооружено тогда здание Малороссийской коллегии. По крайней мере, план Глухова 1724 г., как и другие чертежи, составленные во времена Коллегии, этого не подтверждают.

В частности, на плане города 1724 г. на Веригинском предместье у развилки дорог за плотиною на берегу озера неподалеку от деревянной церкви Рождества Богородицы изображен большой двор с двухэтажным деревянным домом необычной архитектуры. Некоторые исследователи отождествляют его с так называемым "Министерским домом", в котором, как считают, размещался бригадир Вельяминов со своими службами. Вероятно, это и был дом знаменитой Малороссийской коллегии.

Именно с этим домом некоторые знатоки глуховской старины связывают фантастическое описание Малороссийской коллегии Пантелеймона Кулиша, приведенные в беллетристическом произведении: "Над глубокими нишами, в которых чинно были расставлены огромные Минервы, Фемиды, Марсы, древние ораторы и философы по соседству с усатыми гетманами в длинных жупанах и широких горностаевых мантиях, красовались в разных группах малороссийские войсковые клейноды, перемешанные с купидоновыми луками и колчанами (козаки давно уже не употребляли луки), с лирами Аполлона и Меркуриевыми жезлами. Знамена, бунчуки, сабли, римские шлемы, козацкие шапки, латы, ковши, змеи, утыканные шипами булавы, птицы, полумесяц и звезды - венчали капители колонн, пилястр, обрамляли окна, висели фестонами, сплетались в гирлянды, ползли по карнизам, и под карнизом. Однако, все было размещено с таким прелестным вкусом, с такою неожиданною смелостью и простотою, что не хочется верить, что чья-то голова трудилась над сортировкой этих элементов...".

Однако, реальность была иной, обыденной и прозаичной. Не будем тешить себя фантазиями о том, что на скромном здании, к тому же олицетворяющем враждебную украинскому гетманству силу, имелись архитектурные детали и украшения, связанные с тематикой козачества. Да к тому же - в таком бурлескном ералаше!

На старинном чертеже видим: протяженный двухэтажный деревянный "Министерский дом" разделяется сенями на две половины. На главном фасаде видно, что по одну сторону от сеней размещались помещения на два окна, по другую - на три окна. Второй этаж нависает над первым и разделен по фасаду на пять помещений, с двумя окнами в каждом. Высокая кровля с характерным уступчатым "заломом", покрыта досками и соломой. Ее венчают два дымохода, связанные с печами и очагами дома.

Своими формами и структурой это глуховское здание несколько напоминает оборонительные сооружения - блокгаузы, которые вскоре возводились в пограничных укреплениях вокруг Киева - в Василькове, Обухове, Триполье, а также вдоль Днепра и на Украинской линии.

Заканчивая этот раздел, хочу поделиться своими соображениями относительно известной легенды о "Сокровищах Полуботка".

Известно, что романтическая легенда об этих мифических сокровищах возникла еще в 1820-х годах, однако, особую популярность приобрела на рубеже Х1Х-ХХ веков, во времена подъема в Украине национально-освободительного и культурного движения и, одновременно, распространения на ее территории своего рода эпидемии дикарского увлечения поисками "кладов". Этому, вероятно, способствовали археологические исследования в степях Украины скифских курганов с их уникальными золотыми сокровищами, а также многочисленные сенсационные находки кладов древнерусского периода.

Легенда о "Сокровищах Полуботка" вкратце заключается в следующем. Наказной гетман Павел Полуботок, заботясь о счастливом будущем своей родины Украины, значительную часть гетманской сокровищницы и казны в золоте и драгоценностях, включая собственное имущество, сумел переправить в Англию, где сокровища были положены под высокий годовой процент в Лондонском банке Вест-Индской компании с единственным условием - возвратить вклад с процентами представителям Украины - потомкам рода Полуботков, когда они сочтут это необходимым.

В начале XX ст. в Стародубе было даже создано своеобразное объединение потомков Полуботка, претендующих на эти сокровища; объявлено об их собрании, на котором должны были рассматриваться вопросы о правах наследования и поисках "Сокровищ Полуботка" в Англии. Однако, устроители этой аферы (среди них некий Рубец), собрав у претендентов значительную сумму денег, исчезли, а обманутые потомки Павла Полуботка (среди них были представители известных дворянских фамилий) стыдливо приумолкли.

В 1960-х годах легенда о "Сокровищах Полуботка" вновь возродилась на страницах популярных советских изданий. Под давлением общественного интереса и сторонников этого мифа Инюрколлегия СССР обращалась с официальным запросом по этому поводу к соответствующим учреждениям Великобритании. Однако, получила отрицательный ответ. Никаких следов "Сокровищ Полуботка", которые с XVIII века должны были, действительно, вырасти до астрономических сумм, как и банка Вест-Индской компании, на берегах туманного Альбиона не было обнаружено.

Уже в наше время на одном из заседаний Верховной Рады Украины народный депутат Владимир Яворивский (большой знаток кладов) во время одной из дискуссий в шутку напомнил о "Сокровищах Полуботка". Некоторые депутаты и их избиратели восприняли шутку всерьез, вновь оживив надежды искателей легкой жизни.

На мой взгляд, эта красивая романтическая легенда, милая сердцу ее сторонников, не имеет под собой никаких исторических реалий.

Павел Полуботок, как наследственный черниговский полковник и неоднократный наказной гетман Украины, действительно был одним из богатейших людей Гетманщины.

Опись имущества П. Полуботка и его семьи, составленная по приказу Петра I графом А. Румянцевым после заточения наказного гетмана в Петропавловской крепости, свидетельствует о том, что Полуботок владел значительными маетностями на территории Черниговского и других полков. Они включали тысячи десятин пахотных земель, леса, луга, хутора, села, местечки, мельницы, винокурни, буды, пасеки и прочее.

Среди его имущества было описано множество уникальных исторических и художественных реликвий: гетманские привилеи и универсалы, рукописи, старопечатные книги, портреты (среди них портрет самого П. Полуботка), картины, иконы, полковничьи перначи и булавы наказного гетмана, богато украшенное холодное и огнестрельное оружие, пушки, посуда из золота и серебра, золотые перстни, украшенные драгоценными камнями, золотые и серебряные монеты, ходившие в России и Украине в то время.

Однако, все это не измерялось, как представляют любители кладов, бочонками и сундуками, которые запросто перевозились по дорогам Украины и России, переправлялись за границу - в Англию и другие страны.

Легенда о "Сокровищах Полуботка", как и положено легендам, фактически умалчивает о конкретных датах, деталях и особенностях отправки сокровищ в Англию. Авторы легенды почему-то избрали для этого один из наиболее периодов жизни П. Полуботка, когда он был наказным гетманом украинского козачьего войска на строительстве Ладожского канала и Санкт-Петербурга. Бочонки с золотом, предназначавшимся для содержания козацкого войска, в Англию он, якобы, переправил через Архангельск.

Даже беглое знакомство с историческими реалиями той эпохи заставляет усомниться в правдоподобии этой легенды. П. Полуботку приписываются явно нереальные деяния. Вывезти с Украины в то время не то, что золотые сокровища, но даже ломаный грош, под неусыпным надзором царских резидентов и их многочисленных соглядатаев в окружении самого П. Полуботка, было невозможно.

Однако, оставим сторонникам и почитателям легенды о "Сокровищах Полуботка" надежду на ее счастливое окончание. Ведь так хочется верить в красивую и привлекательную сказку!



 
Поделиться с друзьями → 


Комментарии:

  • ЛЕРО4КА) | 27 марта 2010 г. [# :(]

    нормальный гетман

  • артьом с города таврийска тел 80668544612 | 10 марта 2010 г. [# :(]

    мне стало извесно ш о П Полуботко хотел стать гетьманом и доказать своей любимай што он изменился и они поженились но для Полуботки ето было наоборот плохо когда с державного скрини пропали много золота и сразу обвенили Полуботка и после долгих мучений он умер но на прощания сказал вы ненайдёте то золота оно дастанется мирным людям А после смерти полуботка начялася залатая лехаманка начяли искать золото комуто стало известно шо золото в Ангие в банке под годовым залогом который за год должны банкиры ложыть 4процента исли так пощитать то в 1901году та могло быть уже сума катострофическая 3 трылиона рублей но все в англию ездили но говорили банкиры шо нету уних и один банкир штобы избавится от них сказал онив париже и там небыло Скором стало извесно што они на Украине с черниговской области в селе говорят што они надне там где отпровлялись гетьманские чайки месные жытили говорят што видили как в чайку загружали какието бочкы А если они надне то сейчас их уже ненайти бо там болото што нечего уж невытянуть

    КТО ЕГО ЗНАЕТ ЕТА ЛЕГЕНДА ПРАВДИВА ИЛИ НЕТ БЫЛИ СОКРОВИЩА ИЛИ НЕБЫЛО ОСТАЁТСЯ ТОЛЬКО ВЕРИТЬ
    Я ВЕРЮ В СОКРОВИЩА ОНИ БЫЛИ СОВРЕМЕНЕ ОНИ ОБЯВЛЯТСЯ КОГДА ЛЮДИ НЕБУДУТ ТАКИЕ ЖАДНИЕ ДО ДЕНЕГ
    С УВ ШКРЕБА АРТЁМ ВЛАДИМИРОВИЧ ЖЫТЕЛЬ ХЕРСОНСКОЙ ОБЛ ГОРОДА ТАВРИЙСК УЛ СОЛОДУХИНА 79

  • КАТЯ УДОД | 10 марта 2010 г. [# :(]

    Полуботок ?????????????????7 Де він похований??????

  • Гость | 10 марта 2010 г. [# :(]

    Алекс сумасшедший, привязался к Полуботку, куда ни заглянешь - та же чушь... Смотри на портрет Краснощекова работы Антропова и думай, где же шрамы, рассосались? Полуботка живым не рисовали, а каким представляли себе, то и изображали.

  • А.Н. Краснощёков США | 10 марта 2010 г. [# :(]

    Эта нездоровая суета, подтасовка исорических фактов и изменение портрета моего пра----деда не могут оставить меня равнодушным. Это идёт по всем вэбсайтам. 3 года назад когда я это обнаружил когда пришёл в наш видео магазин спросить есть ли у них довоенный фильм Полтавская битва. Я хотел посмотреть кто играл там И.М. Краснощёкова, который командуя тогда полком Донских казаков впервые столкнулся в разногласии с Петром Первым, который как вы знаете не считался ни с кем. Оттуда и начались их дальнейшие напр- женные отношения. Аня из Ленинграда только глянув на портрет говорит мне - это же Напольный Гетман Краснощёков, лучший портрет и лучшая работа Никитина. А я говорю, да я это всю жизнь знаю, а вот смотрите на название. А там ,,Гетман Украины,, Галерея Ольги. Уже не Музей Русского исскуства а Частная галерея. Захотели и изменили. Все молчат. Вот так и делается фальсификация. И.М. Краснощёков не был гетманом Украины. Он был атаманом. Но эти два понятия были тогда однозначными. И будучи Походным, то есть полевым атаманом в то время (1720 год) он по сути дела был главным военным начальником на Украине ибо Донская Армия и защищала и контро- лировала Россию с Юга. Кроме того Круг Старейшин избрал в 1720 году его Атаманом Войска Донского, но Пётр не утвердил это. Но в народе все называли его ГЕТМАНОМ Знал ли о его подвигах Иван Никитин? Конечно же знал. А кто же не знал Краснощёкова о котором ПЕСНИ складывались? Все знали. А сов-
    ременные историки ничего не знают. Наберите в поиске ,,казаки бригадира Краснощёкова,, и вы откроете десятки и десятки исторических фактов о мужестве и беспредельной храбрости этого человека ,,с лицом сплошь покрытым шрамами от сражений,, Эта фраза взята мною из одного из многих описаний этого знаменитого портрета, шедевра русской живописи. не уступа- ющего по мастерству выполнения лучшим картинам Рембранта. А теперь откройте портрет казацкого атамана Фёдора Краснощёкова.
    Портрет атамана Федора Ивановича Краснощекова. 1761 А. Антропов
    Ф.И. Краснощеков (?—1764) — походный атаман казачьих полков, сын знаменитого донского героя, устрашавшего врагов своей отвагой, „диким видом" и лицом, сплошь покрытым шрамами. Ф.И. Краснощеков и сам просла вился...... Видите что эдесь написано. Я не могу сейчас точно установить когда и кто убрал фамилию Краснощёков с портрета. но если вы спросите настоящих исскуство- ведов, родившихся до войны, они подтвердят это. Я собрал очень много информации для тех историков, которые гадают кто же изображён на портете, чтобы наконец прояснить кто же этот ,,мужественный воин в шрамах,, изображённый на портрете. Ведь просто и не было даже другого такого легендарного и былинного героя в Донской Армии в то время. Но самое главное – что ни у кого кому приписывают этот портрет не было никаких шрамов на лице. Смотрите на портрет. Это большие шрамы от сабельных ударов на мужественном лице И.М. Краснощёкова - Первого официального бригадира (генерала) данного ему в 1738 году. Читайте внизу официальный документ. С уважением, А.Н. Краснощёков США
    Первым счастливцем, получившим армейский чин, являлся былинный герой Дона Иван Матвеевич Краснощеков. 4 марта 1738 г. императрица Анна Иоанновна “чрез Минихово представление” подписала указ следующего содержания: “Сего марта 4 дня пожаловали мы войска Донского старшину Ивана Краснощекова за ... долговременные и ревностные службы действительным армейским бригадиром...”. В соответствии с “Табелью о рангах” новоявленный бригадир позже был возведен в дворянское достоинство.

  • А.Н. Краснощёков США | 10 марта 2010 г. [# :(]

    Как вы относитесь к тому что портрет
    Напольный Гетман сделанный Никитиным в 1720 году с великого Донского героя
    Ивана Матвеевича Краснощёкова хотят при
    писать Полуботку. Полуботок не имел
    никаких шрамов на лице. Только Красно-щёков был покрыт шрамами от сражений
    Прочтите описание портрета

Добавление комментария
Имя
Комментарий
**текст** - жирным, --текст-- - перечеркнутый, __текст__ - подчеркнутый
 
Вы можете редактировать свой последний комментарий

Введите символы,
изображенные на картинке,
в поле.
Введите символы, изображенные на картинке

Трёх-Анастасиевская церковь





Наш сайт участвует в проекте "Города Украины".