Глухов - гетманская столица. Тысяча лет истории.
http://hlukhiv.com.ua/search/

ГОДЫ МЕЖДУГЕТМАНСТВА

 (Просмотров6089 | Комментариев0) Версия для печати
Автор:  

Умирая, Д. Апостол надеялся передать власть до избрания нового гетмана генеральной старшине. Однако, уже в день его похорон гетманские клейноды и даже личные награды гетмана были изъяты царским наместником. О чем Я. Маркович записал в "Дневнике" под 27 января 1734 г.: "Клейноты и кавалерия взяты в Министерскую канцелярию". Вскоре из Петербурга приходит предписание генералу Нарышкину всю власть взять на себя. Вместо избрания нового гетмана, царское правительство решило возобновить деятельность Малороссийской коллегии. Во избежание преждевременных волнений и беспорядков среди украинского общества, это решение предписывалось держать в тайне, а новый орган управления решено именовать "Правлением гетманского уряда" (все же некая аналогия с гетманским правительством!).

"Правление гетманского уряда" состояло из шести лиц: трех россиян и трех украинцев. Русскую сторону представляли генерал-аншеф князь А. Шаховской, князь И. Барятинский и полковник В. Гурьев: украинскую сторону - генеральный обозный Я. Лизогуб, генеральный осаул Ф. Лысенко и генеральный подскарбий А. Маркович (давний недруг Д. Апостола, не раз уличаемый в своекорыстии и злоупотреблениях).

Члены правления формально считались равными: заседали за одним столом (царские сановники - по одну сторону, старшины - по другую), однако, всем руководил А. Шаховской. Он должен был руководствоваться "Решительными статьями" Д. Апостола, однако, игнорировал их, имея на это тайные инструкции царского правительства. Они обязывали наместника тщательно контролировать деятельность Генеральной войсковой канцелярии (прежде всего - финансы), благоприятствовать сближению русских и украинцев посредством смешанных браков (в первую очередь, козацкой старшины и русского дворянства), в то же время, всячески препятствовать бракам и сближению украинцев с польской, литовской и украинской правобережной шляхтой.

В ответ на настойчивые требования украинской старшины о возобновлении гетманства из Петербурга А. Шаховскому присылается тайная инструкция о распространении среди населения слухов о том, что все непорядки, налоговые тяготы и обиды, происходят от гетманов, поэтому без гетмана будет лучше.

По распоряжению А. Шаховского проводится общая ревизия с целью определения повинностей козаков, крестьян-посполитых, цеховых ремесленников и торговцев. Это приводит к увеличению податей и других повинностей. Царский наместник считал, что русское правительство слишком терпимо относится к украинцам, и предлагал передать власть одному правителю, имея в виду себя. Однако, царское правительство, обеспокоенное обострением политической и военной ситуации накануне русско-турецкой войны, воздерживается от этого.

В 1736 г. А. Шаховского заменяет И.Барятинский, которого сменяет другой наместник А. Румянцев. Однако, независимо от того, кто возглавлял Правление, суть колонизаторской политики Российской империи в Украине не менялась. Царские наместники действовали своевольно, грубо, жестоко, попирая интересы и обычаи народа Украины. Это вызывало скрытый и явный ропот и протест населения.

По приказу И. Барятинского в 1737 г. были арестованы все члены Киевского магистрата, а его богатейший архив вывезен в Петербург, дабы киевляне со временем забыли о своих правах и привилегиях. Он же приказал арестовать престарелого Черниговского архиепископа Иллариона Рогалевского - за его отказ допустить к причастию пьяного русского капитана.

Таким же образом вели себя другие царские сановники. Так, фельдмаршал Г. фон-Миних, недовольный соседями по имению, захваченному на Черниговщине, сыновьями члена Правления А. Марковича, подал на них иск в Генеральный войсковой суд. Марковичей присудили выслать на работы на Украинскую линию как простых Козаков. Однако, Миних, неудовлетворенный таким решением, явился в суд собственной персоной, грубо поносил судей, грозил им расправой.

Особенно свирепствовала в Украине Министерская канцелярия или Тайная экспедиция, которая, по словам автора "Истории Руссов", "заставляла трепетать малороссиян в самых отдаленных их жилищах и в своих домах. Она была точное исчадие великой оной Санкт-Петербургской Тайной канцелярии, и не переставала, от времени до времени, допрашивать, расспрашивать, мучить разными орудиями и, наконец, пекти шиною попадавшихся ей несчастных людей. Дела ее и подвиги значили бы в нынешнее время бред горячки, или помешанных умов..."

Зловещее словосочетание "Слово и дело" предваряло донос, по которому любой бродяга, неудовлетворенный отношением к себе и своим капризам, мог обвинить каждого в государственном заговоре, покушении на жизнь царских особ или оскорблении государственных символов. За этим следовал арест невиновных людей, которых пытками принуждали оговаривать себя и других в несуществующих преступлениях. После чего несчастных казнили на колесе, дыбе, сажали на кол, вырезали язык, четвертовали.

До каких пределов беззакония и абсурда доходили обвинения, видно из истории некого помещика из местечка Горского, пересказанной в той же "Истории Руссов". Проезжий офицер, обидевшись на хозяина за скромное угощение, увидев на его печи изразцы с изображением орла, арестовал помещика и оправил его в Министерскую канцелярию с доносом, "что он печет на печах своих герб Государственный, неведомо с каким умыслом". Допрашиваемый, ссылаясь на присягу и свидетелей, показал, "что купил он печь тую в свободном местечке Городне у гончара тамошнего Сидора Перепелки, у которого между множеством фигур, на украшение печей сделанных, были между животными, лица человеческие, а между птицами и орлы, но чтобы то было священное и заповеданное, ему о том и в ум не приходило, и купил он все те печи, и между ими и ту зазорную, с единственным и общим умыслом, чтобы зимою согревать горницы". Помещика все же отпустили, но злополучные орлы стоили ему хорошего табуна лошадей и коров с денежною прибавкою.

Особой жестокостью и изуверством отличался Биронов брат, о котором "История Руссов" повествует: "О неистовствах брата его, слишком хромого и почти безногого Бирона, содрогаются от одного воспоминания обыватели Стародуба и его окружностей. Он, быв совершенный калека, имел, однако, чин полного себе генерала российского, и, квартируя несколько лет с войском в Стародубе с многочисленным штатом, уподоблялся пышностью и надменностью, самому гордому султану азиатскому; поведение его и того ж больше имело в себе варварских странностей. И, не говоря об обширном серале, сформированном и комплектуемом насилием, хватали женщин, особенно кормилиц, и отбирали у них грудных детей, а вместо их заставляли грудью своею кормить малых щенков из псовой охоты сего изверга; другие же его скаредства мерзят самое воображение человеческое".

Защиты и безопасности от самоуправства Министерской канцелярии не имели даже генеральные старшины. У первого члена Правления гетманского уряда генерального обозного Я. Лизогуба был произведен обыск, у него изъяты документы и личная переписка.

Ко всеобщему обнищанию и упадку хозяйства Гетманщины привела русско-турецкая война 1735-1739 гг. На долю Украины пришлась главная тяжесть неудачных походов на Крым, Северное Причерноморье, Азов, Очаков. Во время первого похода на Крым 1735 г., начавшегося с Украинской линии и территории Полтавского полка, через неудачную организацию снабжения на растянутых коммуникациях погибли многие тысячи войска, преимущественно козаков, а также 12000 лошадей. В походе 1736 г. под командованием фельдмаршала Г. фон-Миниха принимала участие 54-тысячная армия, в том числе, более 13 тысяч козаков. Ценой больших жертв войско прорвалось в Крым, заняло ханскую столицу Бахчисарай, однако, через голод и эпидемии вынуждено было оставить Крым, потеряв половину своего состава. Особенно большими были потери в украинских частях, о которых русское командование заботилось в последнюю очередь.

В начале 1737 г. татарские орды, легко преодолевая недостроенную Украинскую линию, прорвались на земли Полтавского и Миргородского полков. Тогда эти полки потеряли около 7000 человек убитыми и пленными. Татары угнали 10000 лошадей, 150000 овец и рогатого скота, сожгли множество местечек, сел, хуторов. Убытки от этой вражеской акции составили почти 345000 рублей. Не смотря на эти потери, в 1737 г. состоялись походы на турецкие крепости Очаков и Азов. В них принимали участие около 50 тысяч гетманских, слободских и запорожских козаков. Через поветрие и болезни армия вновь отступает, теряя тысячи козаков и 40000 лошадей, взятых на Украине.

Готовясь к походу 1738 г., царское правительство вновь реквизировало в Украине 46000 волов, мобилизовало 15000 козаков и 50000 крестьян-обозников. Но и этот поход закончился неудачей - пробившись в Крым, русско-украинская армия, которой командовали бездарные военачальники, вновь отступила. Война окончилась в 1739 г., присоединив к Русскому государству часть земель Южной Украины, на которых издавна господствовала Запорожская Сечь.

Пятилетняя война принесла Украине огромные потери и убытки; в войско было мобилизовано 157300 козаков и 205000 крестьян, погибли 34200 человек, потеряно 47000 лошадей и десятки тысяч волов. Лошадей и волов царское правительство забирало в долг на 140355 рублей, обещая возвратить эту сумму, однако, не возвратило. Не были возмещены и 140138 рублей за провиант и фураж, взятые в долг на нужды армии. Убытки Украины составили 1500000 рублей - колоссальную на те времена сумму.

Российский кабинет-министр князь Волынский, посетив Украину, докладывал Бирону: "Не осталось хлебопашцев, которые нужны для посева хлеба, чтобы прокормить самый край... Много полей не засеяно, - некому и нечем работать, так как волы, которыми тут пашут, забраны и выморены во время похода. В одном Нежинском полку забрано 14000 волов. А что с других полков взято, о том подробных сведений еще не имею". Сельское хозяйство Левобережной Украины пришло в упадок: в Нежинском полку, который насчитывал 140000 человек населения и потреблял ежегодно 1500000 пудов хлеба, в 1737 г. было собрано 160000 пудов. К тому же Украина содержала 75 российских полка, в т.ч. 23 конных, а 1738 г. - 50 полков. В Украине свирепствовали болезни и голод.

На протяжении последующих 25 лет экономика Украины не могла достичь предвоенного состояния. Вследствие обнищания и голода усилился отток населения на Правобережную Украину, где условия жизни под властью Речи Посполитой были более благоприятными, нежели под владычеством "единокровной и единоверной" Российской империи.

Улучшить сельское хозяйство на Левобережье царское правительство пыталось посредством усиления контроля за использованием бывших гетманских ранговых земель. С этой целью Указом Сената в марте 1742 г. в Глухове была создана Комиссия экономии Малороссийских имений, возглавляемая двумя российскими и двумя украинскими членами. Комиссия ведала хозяйственными делами этих имений, поступлениями и расходами полученных прибылей, разделом земель. Предпринимались и другие меры. Однако, это не улучшало использования земель, как и благосостояния козаков и крестьян, которые здесь работали.

Положительным достижением Правления гетманского уряда, в первую очередь, его украинских членов и специальной Комиссии, состоящей из 18 лучших законников, явилось завершение в 1743 г. долголетнего труда, начатого И. Скоропадским, П. Полуботком, Д. Апостолом, по составлению Кодекса украинских юридических документов - "Права, по которым судится Малороссийский народ". В его основу были положены, как уже отмечалось ранее. Литовский Статут. Магдебургское право и Украинское обычное право. Из 1760 пунктов этого кодекса 1033 основывались на Литовском праве, которое наиболее отвечало условиям Украины тех времен, закрепляло привилегированное положение козацкой старшины. Этот выдающийся юридический документ, учитывая его несоответствие самодержавно-крепостнической Российской империи, не был утвержден царским правительством.

Документы и свидетельства о Глухове той поры достаточно скупы на сведения относительно развития города, появления в нем новых сооружений и строений. Российским правителям, козацкой старшине, козакам, мещанам, ремесленникам, купцам было не до них. Правда, императрица Анна Иоанновна в 1734 г. издала указ, дозволявший восстановление Троицкой соборной церкви в Глухове за счет малороссийского скарба. Но дело восстановления шло медленно, а потом и вовсе приостановилось. В огне пожаров, как и раньше, исчезали дворы и целые улицы города, они ветшали и разрушались. На их местах строились новые здания.

К сожалению, ныне невозможно точно определить место расположения зданий Правления гетманского уряда, Коллегии и других учреждений, которые размещались на Веригинском предместье Глухова.

В 1740 г. скончалась императрица Анна Иоанновна и престол перешел к императору-младенцу Ивану Антоновичу, сыну царской племянницы Анны Леопольдовны, под регентством все того же зловещего Бирона. Правление их было недолгим. Сначала фельдмаршал Миних низложил Бирона, а в 1741 г. очередной дворцовый переворот в Петербурге вознес на вершину власти в Российском государстве дочь Петра I - императрицу Елизавету Петровну. Начинается новая глава в истории Гетманщины и ее столицы Глухова.


 
Поделиться с друзьями → 


Комментарии:


Пока комментариев нет.

Добавление комментария
Имя
Комментарий
**текст** - жирным, --текст-- - перечеркнутый, __текст__ - подчеркнутый
 
Вы можете редактировать свой последний комментарий

Введите символы,
изображенные на картинке,
в поле.
Введите символы, изображенные на картинке

*





Наш сайт участвует в проекте "Города Украины".